Арт - Творчество

Небесная канцелярия

Пьеса в n действиях, где n стремится к бесконечности.

Действие j

Облака, с двумя дверьми. На одной из дверей написано «Бог», на второй нет ничего. Но одной из невидимых стен висит слабо различимый портрет человека в деловом костюме. Посреди этой пустынной обстановки, между дверьми стоит стол. За столом сидит кудрявая девушка с рыжими волосами и со скучающим видом пялится в монитор компьютера, ёрзая мышкой по коврику. По её виду ясно, что она раскладывает пасьянс.

Вторая дверь открывается, входит душа небритого мужчины в очках, в длинном коричневом пальто.

Душа, неуверенно: Здравствуйте.

Девушка, не отрываясь от своего занятия: Угу.

Душа мнётся и смотрит растеряно по сторонам. Затем набирается смелости: Я говорю, здравствуйте, девушка!

Девушка, с претензией в голосе: Чего надо-то?

Душа, неуверенным голосом: А я это... Я к богу.

Девушка, резким голосом, продолжая раскладывать пасьянс: Бога нет.

Душа, опешив, непонимающе смотрит не девушку. Челюсть несколько отвисла: Как нет?

Девушка: Ну, так, нет. Чего тут непонятного?

Душа, оклемавшись: А давно нет?

Девушка: Какая вам разница?

Душа, смирившись: Да, наверно, никакой. Просто я думал...

Девушка, отрываясь наконец от пасьянса и глядя с укором на Душу, бубнит: Думал он тут, посмотрите на него.

Затем более громко: Вы кто такой и чего хотите?

Душа: Я Вениамин Григорьевич Ковалёв. Я поговорить хотел...

Девушка: Ну, вот и поговорили. Чего дальше?

Вениамин Григорьевич: У меня тут были планы, я хотел с ним обсудить.

Девушка, недовольно вздыхая: Ну, какие планы?! Разве вы не понимаете, насколько это всё на самом деле смешно?

Вениамин Григорьевич: Но я думал... Надеялся, что когда попаду сюда... — затем набравшись смелости, — А вы вообще понимаете, через что мне пришлось пройти, чтобы попасть сюда?

Девушка, закатывая глаза, про себя: ну вот, очередной святой припёрся.

Вениамин Григорьевич: Я же крутился! Я изворачивался! Я же всеми силами старался! Я же! Я же...

Девушка: Ну?

Вениамин Григорьевич, с самозабвением: Все вокруг доказывали, что религия — это опиум для народа. Все вокруг радовались, когда взрывали храмы. Все аплодировали, когда священников вешали. Все вокруг говорили, что «Бога нет»...

Девушка: А вы?

Вениамин Григорьевич: А я... — чуть бледнеет, сбиваясь, — а я тоже, конечно, говорил... Но время было такое, нельзя было не говорить.

Девушка с претензией: Ну, вот! И чего вы теперь хотите? Вы же сами говорили, что его нет. Вот его и нет.

Вениамин Григорьевич, оправдывающимся голосом: Но я же держал пальцы крестиком. Мол, я это не имею в виду... Правда, так, чтобы никто не видел.

Девушка, всплескивая руками: Пальцы крестиком! Это же ещё хуже! Вы бы ещё глаза закатывали. Нет, нет, дорогой мой Вениамин Григорьевич, Бога нет!

Вениамин Григорьевич, с поникшим видом поворачивается к двери, через которую вошёл. Он, кажется, уже собирается уходить, когда та неожиданно открывается, в комнату входит тучный человек в дорогом деловом костюме, в тонких очках, с чёрным портфелем в руках.

Вошедший, доставая из-за пазухи коробку шоколадных конфет, кладёт их на стол девушке: Верочка, он у себя?

Верочка, улыбаясь и кокетничая: Да, Артём Юрьевич.

Артём Юрьевич: Ждёт?

Верочка: Ждёт.

Артём Юрьевич: Ну, тогда я пошёл.

Артём Юрьевич проходит к двери с табличкой «Бог», открывает её и, проходя внутрь, с порога приветствует:

Артём Юрьевич: Здравствуйте! Как поживаете? А у меня вам гостинцы...

Дверь захлопывается.

Вениамин Григорьевич, наблюдая с непониманием за всем происходящим, переводит взгляд на Верочку и с укором смотрит на неё.

Верочка, смотрит в ответ с вызовом и вопросом.

Вениамин Григорьевич: То есть ему можно, а мне нельзя?

Верочка: А что вам непонятно? Человек всю жизнь работал, вкалывал, можно сказать. Ну, да грешил. Но кто не без греха? Зато он храм построил из своих денег.

Вениамин Григорьевич: Но это же коррупция!

Верочка, с возмущением, встаёт из-за стола: Вы что такое говорите?! Это же небесная канцелярия! Какая ещё коррупция? Здесь это не приемлемо! Это вам не ваша грешная земля!

Вениамин Григорьевич: А как же конфеты?

Верочка, агрессивно подходит к нему: Какие ещё конфеты?! О чём вы говорите?! Это же небесная канцелярия! И вообще, сказала, что нет его, значит нет. Что вы от меня хотите, в самом деле?!

Вениамин Григорьевич, защищаясь: Но мне очень надо, как же вы не понимаете?!

Верочка: Я сейчас позову архангелов, и вот они с вами и разберутся тогда...

Вениамин Григорьевич, быстро сдаваясь: Нет-нет, не надо архангелов. Я ухожу.

Верочка: Вот и проваливайте отсюда.

Вениамин Григорьевич кивает головой, открывает дверь, и уже почти выйдя, поворачивается к Верочке и с сожалением в голосе произносит: Мне очень жаль, что так получилось.

Верочка, сложив руки крестом, сжалившись: Ну, ладно. Приходите завтра, может быть тогда он будет.

Вениамин Григорьевич грустно улыбается, кивает и выходит.

Действие j+1 идентично действию j

Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).