Арт - Творчество

Подарок студенту

Когда мне было семнадцать, я поступил в вуз в Санкт-Петербурге на экономический факультет. За то, что я сделал это самостоятельно, не трепля никому нервы и достаточно безболезненно, родители сделали мне подарок, о котором не хотели, правда, длительное время говорить, мол «поедем в Питер тебя устраивать, увидишь». Сами мы, к слову, не местные — из Нефтеюганска, родители там, вроде бы, и сейчас работают и зарабатывают достаточно прилично. Впрочем, где это теперь находится, в какой стране, на какой планете — я даже и не знаю. Всё перемешалось, все потерялись.

Я приехал в Санкт-Петербург с родителями 28 августа. Прямиком с Московского вокзала с большими сумками и чемоданами мы поехали к станции метро «Удельная». Оттуда — марш-бросок до Дрезденской улицы, вход во дворы, затем — во второй подъезд стандартного блочного дома. Четвёртый этаж, металлическая дверь с покосившимся номером «39».

Папа с важным видом достал ключи.

— Это вы арендовали? — с недоверием спросил я. Конечно, всё очень подозрительно выглядело, но загадывать преждевременно не хотелось. А родители всё это время напускали туману, мол поживёшь в общаге, а там посмотрим...

— Почти, — по-деловому ответил папа и открыл дверь.

За дверью, оказывается, скрывалась двухкомнатная квартира, площадью метров под 60. Я был поражён.

— Это тебе, сынок, за успешное поступление, — прокомментировал папа. — Учись хорошо!

— Ого! — воскликнул я, — Ничего себе! Моя собственная квартира?! Да ещё и двухкомнатная?!

— Ну, мы с папой подумали, что тебе всё равно тут ещё семью заводить, детей... — скромно добавила мама.

Я качаю головой. Ну, какая к чёрту ещё жена в моём возрасте?! А тем более — дети! Но родители, кажется, уже всё распланировали за меня... Вуз, работа, семья, дети... Жаль, что я их планы не особенно поддерживал.

В квартире сделан простенький ремонт — постелен новый линолеум и оклеены обои. Светильники, диваны и всяческие шкафы явно достались от предыдущих жильцов.

— Как видишь, мы тут сделали простенький ремонт, — тут же прокомментировал папа. — Обои поклеили, да линолеум постелили новый...

— А уж мебель, светильники и всяческие шкафы достались от предыдущих жильцов, — скромно добавила мама. — Но ты тут обживёшься, и сам уже решишь, что менять, что покупать.

— Спасибо большущее! Вот это подарок, так подарок! — поразился я.

— Только одна просьба, сынок, — строго посмотрел на меня папа. — Конечно же, это твоя квартира, тебе решать, но будь осторожен в том, кого водишь сюда! И не шуми сильно Зачем привлекать к себе лишнее внимание соседей?!

Я кивнул, не особо понимая, что папа имел в виду.

Первая ночь в Питере, в новой квартире, оказалась очень странной. Не знаю, чем это было вызвано: то ли переездом, то ли в квартире водилась какая-то нечисть... Со мной такого до этого не было ни разу...

Я спал. Я видел сон. Но сон этот был такой чёткий и такой настоящий, что я поверил в него до самой глубины души. Мне снилась комната с серыми стенами, наполненная людьми в пижамах, каждый из которых занимался своим делом и жил в каком-то своём мире. Я сидел напротив телевизора, по которому шла реклама зубной пасты. В ней люди наслаждались сиянием своих зубов и запахом изо рта. Справа от меня, повернув голову направо, к окну, сидел лысый мужчина, лет сорока. Он шёпотом повторял: «Плоть. Плоть падших ангелов. Я думаю, я умер. Я мёртв. Не знаю. Не уверен. Смерть приближается. Приближается. Они здесь. Он здесь. Он вернулся». Мужчина повернул голову в мою сторону и посмотрел на меня пустым взглядом, продолжая болтать какую-то чушь.
Я огляделся. Слева стояла женщина, внимательно рассматривающая пустоту в своих руках, сюсюкающая этой пустоте: «хороший мальчик, вот так, молодец. А теперь погладь бельё, помоги родителям, а то они сильно устают, когда приходят с работы». Один человек сидел на стуле и медленно покачивался взад и вперёд. Ещё один медленно ходил вокруг стола... Я понимал, что я — единственный нормальный из всех здесь присутствующих, хотя судя по пижаме, я от этих присутствующих нисколько не отличаюсь...

— А мы возвращаемся к передаче о Японии! — проговорил бодрым голосом диктор по телевизору. Я взглянул на экран, на нём развивался флаг японии. — Знаете ли вы, какой символ скрывается за красным кругом на флаге? Это символ солнца!
После этих слов сон стал терять свою реалистичность.

— Он опять уходит, — проговорил лысый человек. — Он уходит, но вернётся. Они всегда возвращаются...

Я проснулся в своей кровати посреди ночи. На часах было четыре. В комнате было темно. Из соседней комнаты, через стену, раздавался мерный папин храп. Я повернулся на левый бок, спиной к стене, положив руку под подушку, и стал пытаться не думать об этом странном сне. Перед глазами стоял японский флаг. Закрывать их и снова засыпать было несколько страшновато — а, вдруг, я опять попаду в этот сумасшедший дом? Быть в своём сознании мне нравилось больше... Однако бодрствовать до утра мне не хотелось, да и дел на завтра было много, так что уже минут пять спустя я набрался храбрости и постарался отогнать от себя любые хмурые мысли. Я пытался увидеть какой-нибудь солнечный, приятный сон. Что-нибудь доброе и не депрессивное. И сон пришёл ко мне.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).