Жить с верой легче - есть тот, на кого можно всё свалить

Музыкант в метро

Возвращался я как-то домой. Ну, как всегда с работы. Задержался. Устал. Спустился в метро, дождался поезда — все дела. Как поезд подъехал, вошёл в вагон и встал у двери напротив входа. По своей привычке скрестил руки у живота, и ногу за ногу закинул. Задумался. Слушаю музыку, отключившись от окружающего мира.

И тут, краем глаза вижу, как ко мне начинает пододвигаться парень, стоявший у той же двери, только напротив меня. Я поднимаю взгляд и смотрю ему в глаза. У него взгляд хитрый, улыбается.

— Миша, — говорит он и протягивает мне руку. Я ему не доверяю: мало ли, кто такой. Гляжу на него несколько косо, только наушники снял.

— Чем обязан? — спрашиваю, а сам руки не подаю. Миша, вроде бы, особенно на это не обижается.

— Ты только что встал и полностью скопировал меня.

— Я смотрю на него немного ошарашенно.

— В каком смысле?

— Ну, ты вошёл в вагон и встал у двери напротив меня точно также, закинув одну ногу за другую, руки скрестив, в пол взгляд уперев... Да ещё и с плеером в ушах. Что у тебя там играет?

— «Nirvana», — смотрю на него всё ещё с недоверием: нормальные люди, если не преследуют никаких целей, просто так в метро не знакомятся.

Тем временем Миша начинает сиять и улыбается во всё лицо:

— У меня тоже! Сейчас как раз «In Utero» слушаю, «Dumb».

— М, — я киваю. — А я слушаю «Sliver».

С этого момент меня как будто немного отпускает, что-то начинает выползать наружу. Я расслабляю хватку и начинаю уже более спокойно общаться — вроде как опасности нет:

— Игорь, — решаюсь и протягиваю ему руку.

Рукопожатие. После чего руки опять скрещиваю.

— Извини, если что не так... Просто день тяжёлый...

— Да, всё в порядке, — Миша улыбается.

На вид ему восемнадцать — девятнадцать. Парень он очень открытый, с огнём в глазах. Видно, жизнь пока ничему не научила: ни тому, как надо закрываться от других, ни тому, что весь мир — «заподлянный», ни тому, что деньги решают всё, ни тому, что является самым главным в нашей жизни...

— А ты не музыкант случайно? — спрашивает Миша.

— Ну, есть немного, — пожимаю плечом, — Играю на гитаре, чуть-чуть вокалист.

— А я басист.

Так вот оно что! Значит, это всё не спроста! Взял вот так и на дороге нашёл басиста! Ё-хо-хо! Вернее, басист нашёл меня! Вот это да! Свезло, так свезло. Я начинаю улыбаться, радость поднимается к самому горлу, руки сами собой убираются из «креста», я уже весь поглощён диалогом с Мишей.

— Слушай, а ты не хочешь со мной поработать? — решаюсь, наконец, спросить. — Играем, точнее, собираемся играть, в стилях «Гранж», «Альтернатива», «Нью-Металл».

— Хочу. Тем более, что я сейчас нигде не играю, — он отвечает так, будто ждал, когда я ему предложу. Кажется, он уже заранее был готов согласиться на музыкальное сотрудничество.

— Только у меня пока ударника нет, — оправдываюсь я.

— Это не страшно, — говорит Миша. — У меня есть знакомый, который себе как раз бэнд ищет. Только у него опыта мало. Это ничего?

— Нормально, мы ж только собираемся.

Счастью нет границ! Думал, что еду с проклятой работы домой, что этот долбаный день, наконец, закончился, а ничего хорошего так и не случилось, и тут: нате вам! Басист и ударник! Прям как во сне или в сказке. Такого, ведь, не бывает в жизни!

— А как группа называется? — спрашивает Миша.

— «Точка».

После этого у Миши по лицу пробегает тень удивления и страха.

— Что-то не так? — спрашиваю я.

— Да, просто... — он чешет затылок. — Мне сегодня ночью приснилась ослиная голова, которая сказала, что моя жизнь «изменится после точки».


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).