Арт - Творчество

Линия жизни

— Я представил себе, что её шарф становится другого цвета, и тот изменился, но я не смог добиться желаемого результата: вместо фиолетового у меня получился розовый, а потом девушка сказала, что терпеть не может фиолетовый... — я с нескрываемым возбуждением рассказывал Кириллу о произошедшем со мной за пару часов до нашей встречи случае в метро, обильно сопровождая своё повествование жестами.

Кирилл слушал внимательно, не перебивая. После окончания моего повествования, он в течение нескольких секунд подумал, как бы взвешивая, стоит ли мне о чём-то говорить или нет, и затем изрёк:

— Всё очень просто. Ты сумел, хоть и в большой степени не осознанно, собрать линию, на которой шарф был розового цвета. Однако воля другого человека — достаточно сложное препятствие при том движении, которое совершал ты.

Я не очень хорошо понимал Кирилла, хотя внутри что-то говорило о том, что всё это мне уже знакомо...

— Что ты имеешь в виду под «собрать линию»?

Мы шли по Дворцовому мосту в сторону стрелки Васильевского острова. Светило солнце. Дул лёгкий ветерок. Было не жарко, достаточно комфортно. На Неве уже включили фонтан. Зрелище было не сказать, что выдающееся, но достаточно любопытное. Кирилл шёл без куртки — в одной маячке с короткими рукавами, для чего, как мне казалось, было пока рановато и холодновато.

— Линия, — начал объяснять он, — это абстрактное, но при этом абсолютно реальное понятие. Линия — это некая протяжённость пространства с определёнными характеристиками во времени. Ты же изучал в своё время «теорию струн»?

— Да, было дело, — подтвердил я.

— Ну, вот, некий аналог линий там и рассматривался: как мир в четвёртом измерении, то есть как три измерения пространства, плюс измерение времени. Тебе пока будет достаточно знать следующее абстрактное определение: линия — это прямая времени, на протяжении которой наш повседневный мир и существует, по которой мы двигаемся из одной точки в другую, — Кирилл показал в воздухе пальцами одну точку, другую и движение. — Так вот, во вселенной существует бесконечное число линий, которые так или иначе отличаются друг от друга. Пока я больше в подробности вдаваться не буду... Потом об этом поговорим.

Я хотел было вставить свою реплику о несправедливости сокрытия информации от своих друзей, но Кирилл не дал мне сказать:

— Единственное, что важно на данный момент так это то, что сегодня в метро ты полуосознанно начал движение к линии, на которой шарф той девушки — фиолетового цвета. Не имея никаких знаний и опыта, ты начал двигаться. Однако из-за того, что двигался ты, постепенно собирая линии одну за другой, ты вынужден был также бороться и с волей других людей. Девушка терпеть не может фиолетовый, и неосознанно остановила тебя, не позволив пройти дальше и собрать другую линию.

— Стой-стой-стой! — не выдержал я. — Ты меня теряешь. Как я могу двигаться по этим твоим чёртовым линиям? Как это вообще возможно если я даже не знаю об их существовании?

— Это не те вопросы, на которые ты сейчас получишь ответы, — улыбнулся Кирилл. — Для тебя и факт существования линий — уже важное открытие, о котором стоит серьёзно задуматься.

Мы перешли мост и уже двигались к большому пешеходном переходу.

— Давай к бирже, — указал направление головой Кирилл. — Посидим на ступеньках, поговорим...

Я кивнул. Несколько человек уже стояло у перехода и ждало, когда свет переключится с красного на зелёный.

— Почему ты не хочешь мне рассказать всё прямо сейчас? — не терпелось мне.

— Представь себе, — начал объяснять Кирилл, — что пещерному человеку выдают пулемёт, объясняют, как он работает, но при этом не формируют у него никаких моральных принципов и никак не ограничивают. Какова вероятность того, что он будет использовать оружие в благих целях?

Свет переключился на зелёный, и мы вдвоём начали движение на противоположную сторону дороги. К нам на встречу шла толпа школьников-младшеклассников, приехавших поглазеть на Питер.

— Скорее всего, ради забавы, не понимая, что творит, он будет бегать и стрелять из пулемёта. Существо, наделённое силой, не знающее как правильно её применить, опасно не только для себя самого и для общества, в котором оно действует, но и для мира в целом.

Мы поравнялись со школьниками и, по неизвестным мне причинам, пошли им наперерез. Забавно было то, что Кирилла они все бережно обходили, проявляя верх внимательности, а меня как будто то ли теряли из вида, то ли вообще не видели, из-за чего то один, то другой школьник наталкивался на меня, после чего приходил в себя, извинялся, не поднимая головы, и шёл дальше.

— Ты на текущем этапе своего развития — пещерный человек с пистолетом, — торжественно изрёк Кирилл. — Ты итак уже натворил кучу глупостей: то у людей энергию отбирал, то бесцельно пробовал различные методики по разрушению собственной психики, то психотропные средства глотал... Тому, что ты до сих пор жив и серьёзно никак не пострадал, есть только одно объяснение... Но я не могу тебе позволить и далее совершать глупости и пытаться уничтожить себя вместе с миром. Об этом мы сейчас с тобой и поговорим, — Кирилл улыбнулся.

Мы перешли улицу и стали подниматься по ступенькам. Кирилл достал из заднего кармана своих джинсов сложенный листок. Я достал из кармана куртки сухарики.

— Я тут недавно натолкнулся на очень интересный текст...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).