Арт - Творчество

Игра взглядов

Это был достаточно сложный период в моей жизни. В банке заваливали работой, я выбивался из сил, выполняя множественные дурацкие поручения. С музыкой ничего никак не складывалось, группа в которой я играл, не развивалась, а только копалась в мелочах. Наши проекты с друзьями не двигались с места. Серые будни впитались уже в мою кожу и стали единственным, что я имел в жизни. Недавнее расставание с девушкой, опять же, впрочем, по моей инициативе. Однако любые расставания всегда оказывали на меня негативное влияние. По всем признакам у меня была чёрная полоса. Для того, чтобы не свалиться окончательно в пропасть, не уйти в запой или ещё куда-нибудь, я записался на тренировки по рукопашному бою.

Нашёл я эту группу через своих знакомых. Мне сказали приехать на Пионерскую 13 сентября к 20.00, мол, там меня будет ждать тренер. Также нужно было с собой захватить любую спортивную форму и еды. Никакого телефона не дали — по-видимому, я должен был найти тренера на ощупь. Надо сказать, что до этого я занимался Каратэ и описанная форма одежды меня несколько смутила — я привык, что мы всегда занимались в кимоно да ещё и босиком. А тут: спортивные треники, маячка с надписью «Unique snowflack» и дешёвенькие кеды.

Впрочем, всё это меня особенно не смутило и в обозначенный день, в обозначенное время, я был на месте. Ко мне подошёл лысоватый мужичок в очках и с пивным животиком.

— Игорь?

— Валентин Сергеевич?

Мы, как это принято, пожали руки. Мужик всем своим поведением показывал, что ему всё равно, есть я или нет меня. Однако само присутствие рядом с ним вызывало положительные эмоции. Он мне понравился с первого взгляда. Другое дело, что по внешнему виду его сказать, что он — преподаватель единоборств было невозможно.

— Сейчас ещё подтянутся ребята, и мы пойдём в зал. Тут недалеко, минут десять пешком.

— Окей.

Мы простояли, поддерживая вялый разговор. Я ради приличия спрашивал о том, что же нам предстоит, когда он начал заниматься и так далее. Валентин Сергеевич оказался достаточно общительным человеком.

Мы дождались остальных ребят. Один из них был моего возраста, ну, разве только на год — два постарше. Он представился как Вано. С ним-то я и поладили лучше, чем со всеми остальными. Как оказалось потом Вано закончил Финэк, любил шутить, много болтал...

Залом, до которого мы добрались, оказалось небольшое помещение детского сада. Это была ещё одна неожиданность. Я уже привык, что все тренировки проходят в специальных залах с татами на полу, а тут — линолеум...

Валентин Сергеевич вначале провёл пятнадцатиминутную разминку, после которой нам казалось, что тренировка закончится, так как сил уже не оставалось. Затем он рассказал про общие принципы техники, после чего предложил нам отработать какой-то очень простой удар ногой, попутно описывая чем нам грозит неправильное исполнение удара: вывихами, растяжениями, синяками, порванными связками, переломами — в зависимости от допущенной ошибки.

К окончанию тренировки мы попросили его показать нам какой-нибудь удар. Он дёрнул плечами, показал на меня пальцем:

— Игорь! Иди сюда. Держи «боксёрскую лапу». Крепче. Прижми к груди. Вот.

Я беспрекословно выполнял указания.

— А теперь очень простой и расслабленный удар, показываю медленно.

Валентин Сергеевич встал в полуметре от меня, поднял правую руку над головой и спокойно и очень расслабленно опустил её ладонью на «лапу». Из-за этого простого и спокойного движения меня отбросило назад, я еле устоял на ногах. При этом никакого толчка или давления со стороны тренера не было. Он просто опустил руку.

— Ничего не понимаю, — не скрывая своего удивления заметил я. — Как так?

— Как так мы как раз и посмотрим на следующем занятии — довольно улыбнулся он, радуясь тому, что сумел произвести впечатление.

Вообще, вспоминая сейчас, первые занятия рукопашным боем были просто жуткими из-за того, что я не мог сделать и четвёртой части того, что нам давал тренер — мышцы не хотели работать так, как надо, голова не понимала, что она тут делает, после каждого занятия я еле-еле добирался до дома и умирал. Однако, примерно месяц спустя я заметил, что мир стал окрашиваться в более яркие цвета. По утрам вставалось значительно легче, днём я был бодрячком, хотя и двигаться было больно из-за протестующих такому образу жизни мышц, а по вечерам, три раза в неделю, я хватал форму и бежал на тренировку.

Уже потом мне стали понятны основные принципы этого самого «рукопашного боя». Во-первых, под столь невыразительным названием, на самом деле, скрывались сложные техники, берущие своё начало из китайских единоборств «кунг-фу» и «вэнь-чуй». Во-вторых, в основе техники лежало два элемента:

1. Расслабление определённых групп мышц во время удара.

2. Психо-энергетическое воздействие на противника.

С первым элементом я ознакомился ещё на первом занятии на собственной шкуре. В нём была достаточно большая сложность: нужно было напрягать только определённые группы мышц, в определённые промежутки времени, полностью расслабляя другие. В итоге удары получались быстрыми, хлёсткими, болезненными и опасными для применения без определённых знаний, так как при неправильном исполнении можно было повредить свои же конечности.

Со вторым элементом меня познакомили только значительное время спустя после начала тренировок. Валентин Сергеевич рассказал нам о нём не на тренировке, а на некоем дополнительном собрании, которое, правда, прошло в баре. Этот элемент заключался в тренировке различных состояний взгляда (начиная от взгляда, показывающего любовь, до взгляда «ненависти») и включения различных энергетических потоков в теле. Тренер показал нам ряд упражнений и сказал выполнять их каждый день. Я как послушный ученик стал выполнять эти упражнения. Самым сложным была «игра взглядов», и приступил к ней я не сразу, какое-то время просто боясь начать. Практиковать это упражнения я начал при определённом стечении обстоятельств, когда спускаясь по эскалатору по пути на работу, я бесцельно смотрел на серые лица поднимающихся мне на встречу людей. Именно в тот момент мне вспомнилось это упражнение и что-то внутри предложило попробовать попрактиковаться.

Уже научившись у зеркала делать «жёсткий», «закрытый» взгляд, я включил его здесь и начал останавливать его на лицах людей, смотря им прямо в глаза, ожидая, когда они заметят меня, а потом отведут свои взгляды. Самым сложным в упражнении оказалось удержаться и не перевести взгляд первому. По неизвестной причине мне казалось даже несколько неприличным быть замеченным в том, что я уставился на кого-либо. Однако, пересилив себя, мне стало удаваться выполнение упражнения. Оказалось, что не я один такой трус. Люди вообще боятся визуального контакта с незнакомцами.

Спускаясь по эскалатору, я величественно давил своим тяжёлым взглядом всех подряд. Люди смотрели на меня первые секунду — две, после чего сразу же стыдливо начинали смотреть в другую сторону. Я торжествовал. Я почувствовал в себя силу. В течение всего дня я так развлекался, хотя на работе решил эту технику не использовать — мало ли как это воспримут мои коллеги.

Последствия этой тренировки были для меня совершенно неожиданными. По дороге домой я настолько выбился из сил, что последний километр до дома, который нужно было преодолеть пешком для меня оказался настоящей пыткой. Включённый во мне механизм контроля взглядов заставлял видеть всё вокруг и выискивать людей. Глаза устали, щипали и закрывались. В мышцах появилась усталость, идти никуда не хотелось — было желание просто плюхнуться на асфальт и вырубиться. Но я на уровне интуиции понимал, что останавливаться нельзя. Я еле-еле добрался до дома, а там устало плюхнулся на диван и отрубился.

Тем не менее я решил, что прекращать свою тренировку на этом не стоит. И на следующий день «Игра взглядов» продолжилась. К вечеру я был вымотан примерно так же, как и в предыдущий день. Однако я начал ощущать, что во мне что-то меняется, что практика даёт свои плюсы. Всю неделю я занимался, пугая случайных прохожих жёстким взглядом. Очень редко мне попадались люди, которые не отводили взгляда. Первое время в таких ситуациях я сам отступал, потом стала получаться «ничья», когда никто взгляда не отводил до момента потери контакта, а затем, натренировавшись, таких, кто смог бы устоять перед моим взглядом, почти не осталось.

На тренировке моё поведение несколько изменилось. Я стал агрессивней, люди, с которыми я занимался в парах под моим взглядом боялись нанести удар в полную силу, боялись отражать мои удары — явно, они не занимались тренировкой психики. Больше всех страдал бедняга Вано, так как мы с ним были одной весовой категории и нас достаточно часто ставили в пару. Тренер начал замечать изменения во мне, и похвалив то, что я так усердно работал, следуя его указаниям, заметил, что ребята, с которыми я занимаюсь являются только условными противниками — здесь, в зале, они в большей степени мои партнёры.

Спустя какое-то время я заметил, что дальнейшего роста в этой технике у меня не наблюдается. Я решил со взглядом ещё и включаться энергетически. Я посылал различные энергетические заряды в людей: как позитивные, так и негативные — вкладывая в них тот или иной смысл. По началу эффекта не было никакого, но спустя какое-то время я заметил, что если посылаю положительный заряд, то у людей на лицах появляются улыбки, спокойствие, морщины выравниваются, некоторые даже начинают смеяться. С негативными зарядами картина другая: люди хватаются за головы, хмурятся, а особо нервные начинают плакать. Я чувствовал, как получил и развиваю в себе какую-то очень особую силу. Власть над людьми прельщала и наполняла уверенностью.

Всё закончилось достаточно неожиданно, когда однажды на улице, я столкнулся взглядами с невысоким, неприметным человеком в блёклых солнцезащитных очках. К сожалению, ни его внешность, ни его лица я совсем не запомнил, несмотря на то, что память на лица у меня всегда была неплохая. Была ранняя весна. Был вечер. Человек встретился мне на улице, взгляд не отвёл, на энергетический посыл никак не отреагировал, в сторону не ушёл (как это бывало обычно), а наоборот, как намагниченный, направился ко мне.

— Игорь?

Вопрос меня смутил и мой взгляд отключился сам собой. Я опешил.

— Да.

— Мы следим за тобой достаточно давно. Если ты не прекратишь нарушать баланс и давить на всех подряд, нам придётся принять меры.

Человек говорил так уверенно, взгляд его был таким острым и проникающим, что у меня аж начало воротить кишки. Я ничего не мог ответить, да и, наверно, не должен был. От этого взгляда я просто-таки развалился на части, на меня напала жесточайшая депрессия и апатия.

Человек посмотрел на меня пару секунд, после чего еле заметно кивнул и пошёл прочь, сняв с меня свой жуткий взгляд.

Я прекратил свои практики и тренировки и в зале с тех пор не появлялся. «Игру взглядов» я бросил и больше к ней не возвращался.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).