Арт - Творчество

Новый преподаватель

Как сейчас помню своё знакомство с Ромкой. Точнее с Романом Юрьевичем.

Вторник. Девять утра. Мы сидим в аудитории в ожидании начала семинарского занятия по математическим методам в экономике. Лекции нам читал какой-то пожилой преподаватель и мы ждали, что он же будет вести практику.

Я болтаю с Серёгой, когда в комнату входит молодой паренёк, выглядящий незначительно старше нас. Одет он добротно, но не выпендрёжно. Средний рост. Среднее телосложение. Брюнет. Нос слегка приплюснутый — в общем, ничего особенного и примечательного. Студент, только чуть постарше нас. Мы даже внимание на него практически никакого не обращаем — так и продолжаем трещать о своём. А он проходит к кафедре, кладёт свою сумку на стол и изрекает, обратив наше внимание на себя:

— Здравствуйте! Я буду у вас вести семинарские занятия. Меня зовут, — тут он берёт мел и начинает писать на доске, — Иовлев Роман Юрьевич.

Мы все встрепенулись, садимся поудобней и начинаем слушать — никто не знает, чего от него ждать, ведь молодые преподы разные бывают: кому-то всё по фигу, и они даже на занятиях практически не появляются, а кто-то зверствует неимоверно и требует как сумасшедший. Чтобы понять, чего ждать, я решаю изучить его, попытаться прочитать по лицу, что он собой представляет и насколько глубоко увлекается всей этой математической мутью. Я выжидаю момента, когда удастся поймать его взгляд, но тот никак не хочет наступать.

— Мне для начала хотелось бы вкратце рассказать, каким образом будет строится наша с вами работа.

В аудитории — тишина, никто даже не перешёптывается.

— На каждом занятии мы будем решать различные задачи, я буду вызывать к доске. Перед аттестацией и ближе к сессии у нас, скорее всего, будут контрольные работы, которые в очень большой степени определят ваше будущее.

Говорит он достаточно уверенно, расковано и спокойно. Взгляд его по очереди останавливается на лицах студентов нашей группы, как бы изучая, чего от них ждать.

— Однако не думайте сейчас о сессии, так как до неё ещё нужно дожить, а это не так-то просто, как кажется, — он ухмыляется. Видно, что он шутит, но какова доля правды в этой шутке определить сложновато.

Вступление его было не очень большим, по окончанию он осведомляется, есть ли у нас вопросы. Я поднимаю руку, и он попадается в мою ловушку — он взглядывает мне в глаза.

Однако происходит что-то очень странное. От его взгляда, не выражающего никакой агрессии, не несущего никакой негативной информации, у меня кружится голова. Мир плывёт волнами и темнеет. Я теряю контроль над ситуацией и погружаюсь в какой-то мерцающий туман. Складывается такое ощущение, будто я погружаюсь в с свои же собственные глаза — как будто я посмотрел в зеркало и попал в свою душу. Неожиданно из этого тумана к моему лицу вытягиваются женские руки и тянут на себя. Я слышу, как женский мягкий и ласковый голос спрашивает: «А какого цвета обложка учебника?». Туман рассеивается и я возвращаюсь в аудиторию. Всё достаточно быстро приходит в норму. Роман Юрьевич заканчивает ответ на мой вопрос:

— Так что расслабляться никому не стоит, потому что автоматы получат только лучшие из лучших.

Я киваю. Препод потихоньку переходит к занятию, а я незаметно склоняюсь к Серёге и спрашиваю:

— Серёга, чего-то у меня помутнение рассудка. Что я у него спросил?

Тот глядит на меня как на сумасшедшего и с тупым недоумением на лице отвечает:

— Ты спросил, будут ли ставить автоматы...

Я усмехаюсь, показывая, что просто прикалываюсь над ним. Он в свою очередь продолжает, перехватывая инициативу:

— А ты обратил внимание на то, как после твоего вопроса у него тик на правом глазу начался? Явно парнишка молодой и неопытный. Первый раз занятие ведёт.

Я киваю, хотя, естественно, ничего такого не приметил, так как в тот момент просто отсутствовал.

Занятие идёт не особенно интересно, но зато я начинаю постепенно понимать, о чём предмет и какого цвета обложка учебника. К самому концу, когда Рома заключает, что «на сегодня всё», я решаюсь подойти к нему, так как у меня в голове висит вопрос, требующий незамедлительного ответа.

— Роман Юрьевич, а можно Вам задать несколько необычный вопрос?

Он с интересом, оценивающе смотрит на меня и отвечает:

— Конечно. Что за вопрос?

— Какого цвета обложка учебника по «Матметодам»?

Он глядит на меня, не скрывая своего удивления, и уже практически начинает выговаривать на автомате: «синего» — но в какой-то момент осекается. Его лицо сияет, и, улыбнувшись, он отвечает:

— Никакого. Цвет — это субъективная характеристика, существующая только в восприятии людей, которой они наделяют объекты вокруг себя.

Я улыбаюсь.

С того момента между нами установилась какая-то связь, которая позже переросла в дружбу и держалась ещё в течение длительного времени. Я так и не смог прочитать этого человека ни в тот день, ни после нашего знакомства. Однако я всегда чувствовал, что Рома непрост.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).