Жить с верой легче - есть тот, на кого можно всё свалить

Поход в кино

Я стоял у «Дома Кино», ожидая Дагни. Мы договорились встретиться у входа за 15 минут до начала сеанса. Сегодня показывали «Канских львов». Само по себе зрелище не было чем-то особенным, но, как мне казалось, один раз сходить на сие действо имело смысл. Я постарался одеться поприличней: нашёл купленные мне мамой вельветовые штаны бежевого цвета, белую маячку с длинными рукавами, бежевый лёгкий пуловер с красными и синими полосами на уровне груди, побрызгался одеколоном «Echo Davidoff», подаренным на день рождения папой, на ноги нацепил ботинки с тонкой подошвой и коричневыми полосами от носков до языков. В общем, постарался выглядеть прилично, но не слишком официально.

Как это водится у девушек, Дагни опаздывала, однако я, по неизвестной мне причине, был уверен, что она придёт. Было уже пять минут девятого, сеанс должен был начаться через 5 минут. Я делал вид, что стою и читаю что-то на своём мобильном телефоне, однако было не до этого — глаза просто бесцельно бегали по экрану, а сердце сжималось в ожидании Дагни.

И вот она появляется! По её движениям можно сказать, что она не очень рада тому, что опаздывает — идёт решительно, но при этом достаточно легко. Одета в лёгкую льняную длинную юбку белого цвета, белую кофточку, на плечи накинут тонкий шарфик, тоже белого цвета. Замечает меня, сбавляет шаг и идёт медленней и более женственно. Я делаю вид, что пялюсь в мобильник, изредка бросая косые скрытные взгляды в её сторону. Она подходит, я засовываю сотовый в карман и смотрю прямо в её глаза. Они чисты, легки и излучают добро. Как мог я только думать о том, чтобы прыгнуть с моста, когда передо мной Она?!

— Привет, — я не знаю, как поступить в такой ситуации, и решаю, что целовать её в щёку будет слишком банально и неблагородно с моей стороны.

Привет, — кивает она в ответ. — Давно ждёшь?

Я ради приличия гляжу на свои дешёвенькие часы, привезённые в своё время папой из Японии, и бессовестно вру:

— Нет, что ты... Я сам, честно говоря, опоздал.

— Врёшь! — неожиданно с вызовом и хитростью срезает она и смотрит на меня, не сводя взгляда.

Я гляжу на неё и понимаю, что не могу отнекиваться.

— Да, вру. Стою уже минут пятнадцать.

— Я так и знала, — она победно улыбается и направляется внутрь кинотеатра.

Я, вначале несколько растерявшись, быстренько собираюсь с мыслями и бросаюсь вперёд открывать ей дверь. Она благодарит и проходит внутрь...

Про себя отмечаю, что в её присутствии во мне рождаются какие-то благородные порывы. Мне хочется быть элегантным, учтивым — словом хочется быть джентльменом.

— Долго выбирал, на что идти? — поднимаясь по лестнице спрашивает она. Я иду рядом.

— Нет, взглянул на афишу в интернете и решил, что это наименее занудное и попсовое зрелище, на которое можно сходить.

После незначительной паузы продолжаю:

— Ты уже когда-нибудь была на «канских львах»?

Она мотает головой и вежливо добавляет:

— Но давно хотела посмотреть как-нибудь, что собой представляет этот «фестиваль рекламы», и составить свои впечатления о нём.

Мы поднимаемся на третий этаж, двери в зал уже открыты, проходим внутрь. Я вежливо пропускаю Дагни вперёд. Занимаем свои места. Сидим, периодически перекидываясь фразами о настроении, погоде, последнем посещении «Дома кино». Я смотрю на сцену, она украшена белыми и оранжевыми шариками. Пытаюсь изучить их подробно, в деталях и неожиданно для себя отмечаю, что эти два цвета, если на них смотреть под определённым углом, сливаются в моём сознании и из них рождается чёрный. Моргаю, видение на короткое время прекращается, но потом начинается по новой.

— Тебе тоже кажется, что шарики чёрные, да? — неожиданно спрашивает Дагни.

— Да, это удивительно, не так ли? — вопросительно смотрю на неё. — Какие игры может вытворять с человеком его сознание!

Дагни улыбается уголком губ.

— А ты никогда не задумывался о том, что всё твоё восприятие мира обусловлено твоим воспитанием?

Я, не скрывая своего удивления смотрю на неё. Что она имеет в виду и откуда таких фразочек понабралась?

— Ну, чего ты так на меня смотришь? — спрашивает она. — Если у меня светлые волосы, то это ещё не означает, что я не могу увлекаться философией... К тому же, я всё-таки работаю в книжном магазине.

— Да, нет, что ты, — смущённо бубню я. — Просто несколько не понял...

Дагни не даёт договорить — ей не интересны мои бессмысленные оправдания:

— В общем, тебя ещё в детстве научили мир воспринимать именно так и никак иначе.

— Ну, да, — соглашаюсь я. — Я это понимаю. Родители и общество рассказали, что такое красное, что такое белое, как правильно мир воспринимать и как в нём действовать. А что?

— Ничего, — Дагни довольно отводит от меня взгляд и смотрит на экран.

В кинотеатре гаснет свет, включают проектор. Мы сидим в середине. Начинается.

Смотреть «Канских львов» действительно интересно, но, одновременно с этим, зрелище не требует постоянного включения, поэтому я периодически начинаю отвлекаться на Дагни. Она, конечно же, как приличная девушка, внимательно смотрит, не отвлекаясь, живо реагируя на происходящие на экране события. В какой-то момент я в большей степени увлекаюсь ей, её личиком, губками, ресницами, носиком и её реакцией на фильм, нежели самим фильмом. Я настолько втягиваюсь, что перестаю вообще на что бы то ни было обращать внимание.

Неожиданно Дагни поворачивается ко мне, и в этот момент происходит что-то невообразимое. Весь кинотеатр освещается ярким белым светом, но одновременно с этим все люди вокруг просто исчезают. Есть только я, фильм и Дагни. Причём не в переносном смысле, а вполне прямом: я прекрасно осознаю себя, осознаю свои действия, понимаю, где нахожусь... я в жизни, наверно, только пару раз был в таком прекрасном осознании... но, тем не менее, есть только я, фильм и Дагни.

Я закрываю глаза. Наши головы как намагниченные медленно приближаются друг к другу и я нежно касаюсь её лобика своим лбом.

Медленно мои губы приближаются к её губам...
Я ощущаю её нежный запах...
...мои губы приближаются к её губам...
Я чувствую как прекрасна её кожа...
...губы приближаются к её губам...
Я слышу её дыхание...
...приближаются к её губам...
Я чётко вижу её образ перед своими закрытыми глазами...
...к её губам...
Я чувствую её, чувствую её присутствие и её чувства.
...губам...

И в самый момент поцелуя неожиданно весь мир вокруг обрушивается на нас как валятся книги из шкафа со сломавшимися полками. Из-за этого мы оба вздрагиваем и открываем глаза. Я в некотором смятении выпрямляюсь и возвращаюсь на своё место. Дагни возвращается на своё. Такое ощущение, будто она тоже чувствует себя несколько неловко. Тем не менее, когда я кладу свою правую руку на подлокотник, она кладёт свою сверху и переплетает свои пальцы с моими.

Я ей благодарен.

Остаток сеанса мы досматриваем, не отвлекаясь, хотя мысли мои сбивчивы и ни коим образом не касаются рекламы.

По окончании сеанса, она быстро и решительно отпускает мою руку. Я смотрю на неё. Она улыбается.

— Было весело. Особенно реклама «Dove» понравилась. А тебе?

— Да, — говорю несколько в тумане я, — мне тоже.

Дагни смотрит на часы.

— Мне пора бежать, — заявляет она.

Мы молча покидаем зал и, не особенно общаясь, выходим из кинотеатра.

Удивительно, но мне в этот момент никакие слова не нужны. Я знаю, что Дагни ведёт себя скованно и закрыто, даже несколько агрессивно по отношению ко мне по какой-то веской причине, но на самом деле она испытывает ко мне самые тёплые чувства. Я это просто знаю. Да, мне ещё достанется от неё, ещё ни раз, но это всё только видимость...

— Тебе до метро? — спрашиваю я.

— Нет, мне не до метро...

— Давай, я тебя провожу?

— Нет, не надо, — резко обрезает она. — Спасибо за киносеанс, но мне просто уже надо бежать.

Мы стоим у выхода из кинотеатра, я смотрю в её глаза, пытаясь понять, что же у неё на уме... ничего не выходит — бесполезно. Она кивает, бросает: «Ну, пока! Было весело!» — и стремительно уходит в сторону Михайловского замка.

Я смотрю ей в след, смотрю на её уверенную походку, но чувствую, что тут что-то не так, что в этом была какая-то недосказанность. Я хотел её поцеловать на прощание, но она даже не позволила приблизиться к себе. Или же я был недостаточно настойчив?

Неожиданно Дагни останавливается, задумывается на долю секунды, разворачивается в мою сторону, и подбегает ко мне, целует в щёку, улыбается, подмигивает и также быстро убегает по своим таинственным делам. Я бросаю ей в след:

— Как насчёт встретиться ещё раз?

Но фраза виснет в воздухе и остаётся не отвеченной.

Домой я вернулся достаточно поздно — не особенно спешил, много гулял и думал. Конечно, вела она себя несколько странно... но, ведь, первый поцелуй! И в этом поцелуе не было никаких препятствий, не было никаких ограничений, как это обычно бывало с другими девушками, не пришлось перешагивать через неловкость первого приближения. Всё было очень естественно... даже сверхъестественно...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).