Арт - Творчество

Новая жизнь

Во время очередной репетиции, когда, как всегда образовалась пауза из-за того, что Кириллу нужно было пойти покурить, я с ним стоял на улице и решил поделиться некоторыми мыслями и сомнения по поводу всего произошедшего.

— Меня уволили, — с горечью в голосе выдавил я.

— Поздравляю! — сухо ответил Кирилл и затянулся. В этот раз на нём была футболка с надписью: «You think, I care?».

Интересно, но ему всё время удавалось каким-то образом выбирать футболку, которая наиболее точно выражала его отношение к моим проблемам... — Я же говорил...

— Да ты не понимаешь! — мне не понравилась его реакция на мою фразу, и я решил донести до него то, насколько ужасным было это событие. — Эта работа была всем для меня.

— Чем? — неожиданно перебил Кирилл и испытующе посмотрел на меня. — Что в этой работе, работе системного аналитика в банке, было такого, из-за чего ты теперь пытаешься жутко огорчаться? Чем эта работа лучше остальных?

Я достаточно быстро нашёл, что ответить:

— Но мне же нужно как-то зарабатывать деньги! А работа — это гарантия того, что я смогу себя содержать, это уверенность в будущем.

— Работа — это просто процесс продажи своей энергии, не больше, не меньше. А в будущем могут быть уверены только люди, которые его видят, — скептически с непробиваемым видом ответил он. — В мире существует миллион и один способ содержать себя, в том числе и без денег, и без работы. Так почему же ты выбрал именно этот способ?

Я задумался.

Когда я решал, в какой университет поступать, выбор за меня сделали мои родители. Когда я выбирал кем стать, за меня, опять же, выбрали мои родители. Когда я выбирал себе работу, за меня уже никто ничего не решал, но и выбора другого у меня в общем-то не было: либо идти работать в банк, либо заниматься чёрной работой.

— У меня не было другого выбора, — подобрал я ответ.

Кирилл усмехнулся и посмотрел на меня с некоторым пренебрежением во взгляде.

— Выбор есть всегда. Более того, каждую секунду у тебя есть просто миллиард вариантов того, что выбрать, но ты не хочешь видеть, поэтому всё, что делаешь — это причитаешь и жалеешь себя.

— Да? Ну, покажи мне тогда, этот миллиард, — возмутился я.

Кирилл злобно посмотрел на меня и огрызнулся:

— Ты всё время ноешь, всё время просишь всё сделать за тебя! С какой стати я тебе должен всё разжёвывать? У тебя нет головы на плечах? Я тебе говорю, что ты можешь что-то сделать, а ты вместо этого начинаешь сопротивляться и находить оправдания своему бездействию!

— Да, я же просто не понимаю..., — попытался защититься я.

— Твоя жалкая жизнь с твоей жалкой работой, от которой ты наконец избавился, ничего не стоит, но может стать менее жалкой, если ты начнёшь думать и перестанешь сопли пускать! — заключил Кирилл и сплюнул на пол. — Разве до тебя ещё не дошло понимание того, что ценность имеет только текущий момент жизни? Ты своим ноем бездумно разбрасываешься этим даром!

Конечно, он был прав. Однако не хотелось этого признавать. Впрочем, кажется, Кирилла это особенно не беспокоило...

— Ты пробовал найти свои руки во сне? — сменил он тему.

— Да, — с некоторым укором и недовольством ответил я. — И после этого меня уволили.

Кирилл взглянул на меня с саркастической улыбкой:

— Ты считаешь, что тут есть какая-то связь? А! Я понял! Ты хочешь возложить на меня ответственность за то, что ты так плохо работал, и как результат тебя уволили! Типичное поведение неудачника, — Кирилл затушил сигарету, достал из кармана мячик для «сокса» и начал набивать.

— Сам ты неудачник! — обиженно заявил я. — Связь между сновидением и теми событиями действительно какая-то есть — в тот день много чего странного произошло...

Кирилл набивал. Получалось у него это дело хорошо: далеко за мячиком не бегал, движений резких не делал, не суетился, двигался всё спокойно, сосредоточенно, но расслабленно. Всё это смотрелось очень гармонично. На мою ремарку Кирилл никак не отреагировал.

— Я говорю, много чего странного произошло... День казался каким-то другим с самого начала... В обед я своим коллегам нёс какую-то чушь про линии... А потом это увольнение.

Кирилл неожиданно поймал мяч в воздухе рукой и, чуть поморщившись, спросил:

— Чего там про линии?

— Я уже точно не помню, да и не очень хорошо понимаю всё это дело, — стал мямлить я. — Там было что-то про сновидения, про движение по линиям во время сна.

Взгляд Кирилла сделался неожиданно мягким и светлым. Я никогда бы в жизни не подумал, что он может быть ещё и таким — всё это время я его видел только с плохой стороны: все эти подколы, жёсткие комментарии, тычки... Однако этот мягкий взгляд держался недолго. Судя по всему, образ «добренького» Кириллу не подходил — всё-таки не умел он притворяться, поэтому фирменная злобная ухмылка вернулась на своё место буквально пару мгновений спустя.

— Очень интересно. Я же говорю, в тебе много всякого сидит. Надо только научиться откидывать все сопли с сахаром и обращаться к этой скрытой части себя. Рекомендую продолжить практику осознанных сновидений. Попытайся подольше оставаться в сознании и запоминать как можно больше деталей мира.

— А работа? — мне казалось, что Кирилл обращает внимание на такие несущественные и ненужные вещи. Конечно, осознанные сновидения были интересной темой, но что они могли мне дать в мире реальности?! Но, видимо, мой вопрос Кирилла несколько расстроил.

— Нытик! — резко заметил он и направился назад в репетиционный зал. Я последовал за ним. — Ты же уже нашёл себе новое занятие, зачем ещё и в рабство продаваться?! Занимайся своей «Точкой» и не выпендривайся!

— Если ты такой умный, то скажи, где мне деньги достать на проект?! — с явной злостью в голосе бросил я в него. Он остановился и повернулся.

— Опять ты задаёшь вопросы и чего-то ждёшь! Не стой, не ищи, а просто достань — вот и всё!

И в этот момент я почувствовал в его взгляде намерение занести руку и дать мне затрещину. Последовательность, отработанная ещё на тренировках, неожиданно всплыла сама собой: я включил дыхание, привёл организм в тонус, а когда его рука начала своё движение (было оно действительно практически незаметным), моя правая рука сама собой направилась на перекрытие зоны... Движение и вот его рука уже отводится в сторону, Кирилл теряет равновесие и получает в добавок от моей левой увесистую оплеуху, в результате чего отлетает в сторону и падает на пол.

Он посмотрел на меня с нескрываемым удивлением в глазах, затем, кажется, опомнился, собрался, вскочил на ноги, отряхнулся и только выдал:

— Молодец. Можешь, ведь, когда захочешь!

После чего направился как ни в чём ни бывало в репетиционный зал.


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).