...By chance two separate glances meet...

Сумасшествие

— Так и что же мне нужно сделать?

— Начнём с малого.

Кирилл сидел с важным видом в позе лотоса и смотрел в сторону залива. Уже начиналась зима, похолодало, правда, снег пока не выпал, но несмотря на это мы выбрались за город и устроили своеобразный пикник. Я удивлялся спокойствию и умиротворению Кирилла. Сам я еле сдерживался — мне было холодно, дрожал, зуб на зуб не попадал. Мне хотелось поскорее уже закончить с этой непонятной поездкой и вернуться домой, в свою тёплую квартиру, в свою зону комфорта.

— Перестань мёрзнуть! — Кирилл выговорил это с некоторым укором. Я посмотрел на него с недопонимаем и, криво улыбнувшись, спросил:

— Ты шутишь, да?! Температура около нуля, мы тут сидим чуть ли ни голыми попами на сырой холодной земле, на мне не самая тёплая курточка, а ты мне говоришь: перестань мёрзнуть?! Я могу перестать мёрзнуть только, если погружусь в горячую ванну!

Кирилл хмыкнул, покачал головой и изрёк:

— Балбес! Ты мёрзнешь только потому что выбираешь мёрзнуть. Только потому что ты смирился с идеей того, что тела с разной температурой так обмениваются теплом, чтобы их температуры сравнялись. Это действительно так, но только на той линии, на которой ты сейчас сидишь. Всё же, что тебе нужно — собрать линию, на которой твоё тело тело не отдаёт тепло как сумасшедшее, а распределяет по собственному организму, — он посмотрел на меня тяжёлым взглядом, из-за чего у меня мурашки пробежали по затылку.

Я посмотрел на него с недоверием и непониманием. Каким образом я соберу другую линию, если не знаю, как это делать в принципе?

— Сколько ж тебе объяснять?! Не думай! Просто действуй! — резковато сказал Кирилл.

Эти слова подействовали на меня несколько отрезвляюще: я вспомнил свою статью и тот загадочный файл. Осмотрелся по сторонам, приглядываясь к различным мелочам и прислушиваясь к своим ощущениям: холодная земля, толстые стволы сосен, увядающая трава, серое небо, слабый ветерок... холодные пальцы ног, вдохи и выдохи, дрожь челюсти. Я взглянул на свои руки и мир приобрёл больше чёткости.

— Не привязывайся ты к рукам! Говорю же тебе: выйдет потом креном. Учись осознавать себя без этого, — выдал Кирилл.

Но я его особенно уже и не слушал. Мир стал более подвижным, что-то внутри меня оформилось в намерение перейти на линию, на которой я согреваюсь. После чего деревья вокруг как будто бы окрепли, облака приобрели более жёсткие границы, а ветер стал более острым. Стало значительно светлее. Мои ощущения обострились, после чего краска кинулась в лицо. Я почувствовал как что-то, идущее от самого сердца, стало разливаться в разные стороны, потекло по моим жилам и стало согревать. Пальцы стали согреваться сами собой. Кирилл заулыбался.

— Другое дело, — он кивнул с одобрением и продолжил. — Теперь собери линию, на которой твоя задница поднимается над землёй без внешнего воздействия.

В этот раз я посмотрел на Кирилла как на ненормального. Ну, что за бред?! Ну, разогреть себя, используя какие-то элементы аутотренинга можно... Сила убеждения, всё-таки, — вещь... Но заставить себя взлететь, когда на тебя действуют объективные законы, которыми ты не в силах управлять — нонсенс.

— Это невозможно! — категорично заявил я.

— Это в тебе сейчас говорит «социальный шаблон» — некое существо внутри, которое научили существовать так и никак иначе. Кто тебе сказал об этих всяких законах гравитации? С какой стати ты веришь в силу тяжести, а в левитацию не веришь? Только потому что какой-то авторитет сказал, что так правильно? — Кирилл хмыкнул.

— Я это на собственном опыте знаю, — парировал я.

— А кто тебе помог этот опыт получить? М? Родители! Социум! — Кирилл выговаривал слова с пылом и напором, он явно хотел в меня вложить эту мысль, но мне этот акт насилия не нравился. — С самого рождения тебя привязывают ногами к земле, в тебе взращивают «социальный шаблон», ты его принимаешь на веру и начинаешь жить в соответствии с ним, — Кирилл встал в полный рост и стал ходить туда-сюда, жестикулируя руками. — «Не ковыряй в носу», «Прикрывай рот рукой, когда зеваешь», «Говори людям только приятные вещи», «Верь в законы природы» — всё это социальные установки. Но всё это только один из вариантов восприятия мира — вариант, навязанный людьми, которым такие же варианты навязали другие люди... И если проследить цепочку до самого конца, то можно выйти на существа, которым выгодно именно такое представление мира, так как в этом случае легче управлять людьми... Вся твоя жизнь обусловлена этим навязанным «социальным шаблоном». И если ты принимаешь на веру все базовые принципы, то ты точно также принимаешь на веру и начинаешь жить всеми остальными, производными от базы.

— Ты сумасшедший! — изрёк я и начал пылить. — Параноик! Чего ты от меня хочешь? Чтобы я поверил в то, что никакой силы тяготения не существует? Что яблоки падают в небо? Может, тогда и мира как такового не существует, нет меня? Нет этого леса? Этих деревьев? — я всплеснул руками.

— Мир не выточен из камня! Мир подвижен, мир многообразен, мир — это полная загадка и бесконечные возможности, — с напором и нездоровым блеском в глазах продолжал Кирилл. — А ты упёрся всего лишь в одно из представлений мира и твердишь мне сейчас о том, что оно единственно возможное...

Я встал и направился к машине, обиженно с некоторыми претензиями проговорив:

— Отвези меня домой, пожалуйста. Я не в состоянии воспринимать твои параноидальные идеи! Всему есть предел! Есть граница между реальностью и сумасшествием. И у меня складывается такое ощущение, что ты меня как раз хочешь столкнуть, чтобы я перелетел через эту черту... Но я не сумасшедший!

— Сумасшествие — это всего лишь слово, обозначающее нестандартные способности человека, — с горечью в голосе изрёк Кирилл, после чего в серьёзной задумчивости направился к машине.

Домой мы ехали молча.


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).