Арт - Творчество

Самостоятельность

После той встречи с Игорем стали происходить интересные события. А, может, я просто начал замечать больше, стал обращать внимание на мир вокруг себя?.. И, несмотря на то, что в метро, я по своей привычке уткнулся в газету и погрузился в чтение, мир всё равно оставался для меня своеобразной загадкой: ощущения от процесса, в котором кроме текста и повествования нет ничего, в котором концентрация и контроль достигали очень высокого уровня, были оригинальными и незнакомыми.

В этот раз я читал «Новую газету». Вообще в метро я обычно читаю художественную литературу, но в этот раз книгу забыл дома, газету же нашёл совершенно случайно — заскочил в канцелярский магазин за скрепками по дороге в метро, и там на столике она и валялась, брошенная неизвестно кем. Что она там делала, непонятно, старая уже — от марта 2008... Наверно, меня ждала, вот я и взял почитать. А в метро добрался до статьи «Бродяги» и так зачитался, что чуть не пропустил свою станцию, но, слава богу, вовремя опомнился и вышел, где нужно, однако дочитать статью, всё-таки, не успел...

Погодка в последние дни была препоганой: холодно, сыро, должна уже, вроде бы, быть зима, ан нет — никакого тебе снега и температура около нуля. Явно что-то в последние годы с климатом не клеилось.

Путь домой в тот раз был для меня непривычно сложен из-за того что я сам себя сильно выматывал — просто «отпустить» мысленный поток нельзя было, приходилось всё время напоминать себе о том, чтобы осознавать себя, контролировать свои действия, пресекать любые мысли и лишать себя удовольствия рефлексировать. Я старался даже отгонять любые мысленные образы, вспыхивавшие периодически перед моими глазами — они могли меня скомпрометировать не меньше пресловутого внутреннего монолога, однако иногда я терял контроль.

Кутаясь в шарф, засунув руки в карманы, то и дело, обгоняя вальяжно или просто медленно идущих по своим непонятным делам людей, я шёл домой. Практически у самого дома, я столкнулся лицом к лицу со своей соседкой снизу — женщиной, лет сорока, явно не любившей меня за то, что я — сосед сверху. Я приметил её издалека и приготовился к тому, чтобы поздороваться, когда подойду поближе, искоса посматривая в её сторону. Когда же расстояние между нами стало приемлемым для приветствия, и я проговорил «здравствуйте», то заметил что-то необычное и новое в её глазах. Точнее, не в глазах, а в ней самой, но ощущения были почему-то именно в районе глаз. Это не был какой-то придуманный образ, это не была какая-то внешняя черта, которой я ранее просто не замечал, это было что-то, чего я не испытывал до того — я неожиданно очень явно почувствовал её негативное отношение ко мне. Я почувствовал, что мысли её как узкоротые змеи, запертые в коробочке, роятся в её голове. Все это неожиданно оказалось передо мной. Чувства по этому поводу оказались смешанными, но по большей части негативными. Стало не по себе. Со мной никогда такого не было, я не знал, что с этим делать, и что это всё значит, и несколько растерялся в первые секунды, но достаточно быстро восстановил контроль над собой и направился домой.

Дома тепло и сухо, не то, что на улице. Можно было, наконец, отогреться. Я прошёл на кухню, поставил завариваться чай, после чего пошёл переодеваться. В своей комнате включил музыку. Это был Pink Floyd «Atom Heart Mother», песня которая всегда оказывала на меня странное действие — каким-то образом мир становился неустойчивым, когда я её слушал. Я стал прислушиваться, стараясь всё также не терять контроль над ситуацией. Басы и клавиши, вылезающие из темноты. Звуки труб. Диссонансы... И тут неожиданно из каши звуков, тяжело воспринимаемой ухом, вылезла мелодия... Это, как всегда, повлияло на меня странным образом — я острее почувствовал мир вокруг себя, ощутил некоторое тепло внутри и понял, что нужно посмотреть на руки. Мир задрожал и потерял свою стабильность. Появилось чувство, будто он на самом деле вылеплен из пластилина, что нет никаких жёстких ограничений, и, если я захочу, то смогу его преобразовать во всё, во что угодно.

Неожиданно раздался звонок в Скайпе. Мир сразу же выпрямился и превратился в неподвижную скалу. Я посмотрел на монитор. Ну, конечно же, это был Кирилл! Ни минуты покоя!

— Ало? — ответил я.

— Что с тобой стряслось? — спокойным голосом спросил он.

— В смысле? Я в порядке... — также спокойно ответил я, стараясь не пропускать лишние мысли в голову.

— Я чувствую, что что-то не так... Ты что-то задумал, но я не могу понять, что... В любом случае, не делай никаких глупостей по типу тех с вампиризмом, хорошо?

«Вампиризм? А откуда он знает про вампиризм» — влетело мне в голову.

— У меня свои источники, — отозвался Кирилл. — Но это сейчас не главное — всему своё время. Настанет час, и я тебе всё расскажу, но пока он не настал. Главное — не делай никаких глупостей, хорошо? — голос его был гипнотическим, я почувствовал в нём то, как он старается подчинить себе мою волю.

— Не дави на меня, — резко ответил я, чем судя по всему, смутил Кирилла. Однако он быстро опомнился и продолжил:

— Рома, в твоих же интересах сейчас ничего не предпринимать. Я буду у тебя минут через 30, только дождись меня, а то может случиться непоправимое... Хорошо?

Мне не нравилось то, что он управлял мной как марионеткой и подчинял себе, мне захотелось свободы и вмешательство Кирилла не входило в мои планы.

— Хорошо? — повторил он, ожидая от меня ответа.

— Ладно-ладно, — нехотя отозвался я и сбросил звонок.

«И ничего же такого я не думал», — начался у меня разговор с самим собой вслух, — «ничего не собирался делать и предпринимать! Что он мог иметь в виду? Да и откуда он знает, что тут что-то происходит? И вообще: кто он такой, чтобы мне указывать?!»

Появилась некоторая злость, в голове начали самостоятельно гулять мысли о том, что я хочу быть свободным и ни от кого не зависеть, а тут мне всё время указывают, меня всё время ограничивают и контролируют. Тон Кирилла мне не понравился и я начал злиться на него. И из этой злости внутри меня что-то раскрылось, я решительно взглянул на свои руки, сгустил мир и кинул взгляд на стены комнаты. Они «поплыли». Вначале еле заметно, потом сильнее и сильнее. Концентрация была достаточно большая, в голове не было ничего, кроме стен моей комнаты, обоев в горошек, ковролина под ногами, ровного дыхания, музыки вокруг и мелкого звона в ушах. Я не знал, что делаю, но посчитал, что сделать это надо именно так.

Неожиданно зазвонил мобильник и концентрация разбилась и разлетелась на мелкие кусочки, как упавшая на пол тарелка. В голову гурьбой бросились мысли, но одна из них по какой-то неизвестной мне причине вдруг проявилась и вылезла на первый план: бродяга... Мне стало нехорошо, стало подташнивать, закружилась голова и я потерял сознание.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).