...And I am you, and what I see is me

Пробуждение

Я попытался открыть глаза, но их как будто застилала какая-то пелена, они ни в какую не хотели открываться. В голове был жуткий шум, собраться с мыслями не получалось. Определить, кто я, где нахожусь и что происходит было крайне затруднительно.

Неожиданно кто-то облил моё лицо водой, что меня, конечно же, несколько привело в чувства. Я стал восстанавливать контроль над собой, восстанавливать собственное осознание. Думать ни о чём не хотелось, однако я хотя бы вернулся к нормальному восприятию мира.

Я лежал на ковре в своей комнате, рядом на корточках сидел Кирилл и что-то мне говорил. Я не мог разобрать слов, вначале из-за того что просто не слышал их, а потом — из-за того, что слышал, но не мог понять их смысла. Ощущение было странное: вроде бы и слова произносятся, вроде бы и на языке, который я знаю, но никак они не складываются, а только рассыпаются по частям, как кусочки мозаики.

Кирилл помог мне сесть и чуть-чуть надавил косточкой среднего пальца над верхней губой, из-за чего я быстро начал приходить в себя.

— Вот! Так то лучше! Наконец-то!

Я внимательно посмотрел на его лицо, чуть отпрянув в сторону от него. Кирилл улыбался.

— Дурик! Ты зачем полез туда?! Я ж тебе говорил: не делай глупостей без меня! А если бы я опоздал? Если бы пробки или ещё какие-нибудь обстоятельства? Ты понимаешь, что ты бы просто потерял своё сознание? Я бы не смог тебя спасти!

Я неопределённо закивал.

— Я же тебе уже говорил: чтобы быть настоящим конструктором, надо быть безупречным, надо сохранять осознанность всё время. А ты как слепой котёнок сейчас тыркаешься в разные стороны! Это же просто опасно для жизни. Я тебе уже говорил об этом, — Кирилл покачал головой, — но ты, конечно же, поступил так, как поступил бы на твоём месте любой другой человек — пропустил всё мимо ушей.

— Я не..., — попытался сказать я в своё оправдание, но ничего не вышло. Слова ни в какую не клеились.

— Ты не?.. — с улыбкой спросил Кирилл.

— Я не..., — попытался я ещё раз, но опять неудачно. Я печально глубоко вздохнул.

Кирилл усмехнулся и помог мне добраться до постели. Уложил и, ничего не говоря, заботливо накрыл пледом.

— Завтра поговорим, завтра. Потом будешь оправдываться, а пока отдохни.

После этих слов он взлетел под потолок, завис, расплылся в улыбке, шириной в комнату, и растворился в голубом небе с редкими перьевыми облаками, которые в свою очередь постепенно стали сменяться чёрным занавесом бессознательности.

Я спал. Я плохо это понимал, но какая-то малая часть меня осознавала это. Она также понимала, что мне нужно просто поспать, просто выспаться, что никакие осознанные сновидения, которыми я пытался увлекаться в своё время, мне ненужны. Мне нужно просто спать. После этой мысли я свалился в жуткую темноту, потеряв себя в очередной раз.

Ближе к моменту пробуждения мне снился сон. Какая-то молодая женщина смотрела мне в лицо, на её глазах наворачивались слёзы, но взгляд её был жёстким. Я видел, что плачет она из-за меня и видел, что чувства у неё ко мне смешанные.

— Лучше уйди. Уйди и не появляйся больше! — с горечью проговорила она. — Я не хочу, чтобы Сашка рос с таким отцом! Не надо!

Я медленно кивнул, развернулся и пошёл прочь. Она ещё постояла немного в дверях, смотря мне вслед, после чего зашла в квартиру и хлопнула дверью. Я шёл вперёд по песчаной дороге к какой-то высокой горе и всё мне казалось нормальным и естественным: сгорбившийся розовый фонарный столб, собачка с улыбкой, дети, прыгающие через верёвочку... Многое я не замечал, на многое не обращал внимание, детали вокруг меня не имели никакого значения, но всё это было естественно — я, ведь, даже не понимал, что ничего этого не существует, и в реальности существовать не может. Я не осознавал, что делаю, и не был хозяином этой своей жизни. Так, ведь, всегда происходит в сновидении: человек всё принимает на веру, всё считает реальным, движется по течению, не обращая внимание на жизнь вокруг, и принимает все правила игры, которые ему подкидывает Морфей, пугаясь страшных вещей, радуясь хорошим...

Проснулся я сам, без будильника. Слава богу, в вузе в это время была зачётная неделя, и мне не надо было тащиться на работу. На часах было десять, я был в своей комнате, лежал на диване, укрытый пледом. Всё происходившее до того казалось мне каким-то странным сновидением. Я протёр глаза и взглянул на свои руки, только после этого я сумел ощутить реальность мира вокруг и нереальность всего происходившего до момента пробуждения. Ну, не могло оно просто произойти! Ну никак! Мозг мне говорил о том, что это всё просто был очень странный сон. Мозг сразу же даже нашёл объяснения тому, что со мной происходило, и почему я проспал ночь на диване: всё дело в отравлении. Просто я что-то съел нехорошее накануне, во время встречи с Игорем, и вот оно на меня так повлияло.

Нехотя, я встал с постели и направился в ванную комнату. Подойдя к зеркалу, я почему-то вспомнил о том, о чём мы договаривались с Игорем: отключить внутренний монолог, увеличить контроль за своими мыслями, наблюдать за своими действиями. Сразу после этой мысли мир приобрёл дополнительную чёткость и в нём появилось больше ярких, позитивных цветов.

— Ну, доброе утро, — сказал я вслух и улыбнулся. Отражение улыбнулось мне в ответ.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).