Арт - Творчество

Выбор имени

— Так как же тебя на самом деле зовут? — спрашиваю я Дагни, лежащую у меня на правом плече.

— Не знаю, — небрежно бросает она, глядя в потолок. — Я так часто меняла своё имя, что уже просто забыла, каким же оно было в само начале.

Мы лежим обнажённые в обнимку под одним широким пуховым одеялом. День уже набирает свои обороты, но нам на него наплевать.

— Ну, а в паспорте что у тебя написано, — пытаюсь искоса взглянуть я ей в глаза.

— Она поднимает взгляд и с улыбкой игриво отвечает:

— Паспорт? Какой ещё паспорт, ты что?! Глупенький, зачем он мне может быть нужен?

Я подобные заявления, конечно же, не могу воспринимать всерьёз, улыбаюсь её забавной шутке.

— Ну, как же без паспорта! У любого человека, если он хочет существовать в обществе, должен быть паспорт. Если нет паспорта, то человека просто не существует.

Дагни живо и бесцеремонно переворачивается и, положив руку мне на грудь, глядя мне прямо в глаза, наигранно таинственно шепчет:

— Ты раскрыл мою страшную тайну: меня не существует. Теперь я должна тебя убить.

После чего игриво царапает мою грудь своими длинными ногтям и пытается укусить меня в шею.

— Эй, прекрати, — заливаясь смехом отбиваюсь и уворачиваюсь я. — Отстань, вампирка!

— Или что? — вызывающе бросает она.

Я гляжу ей в глаза и, осознанно переигрывая, меняясь в лице, отвечаю:

— Или я тебя сам искусаю, — после чего перехватываю её руки, скручиваю и прижимаю к кровати. — Теперь я сверху, — победоносно изрекаю я.

— И что же это тебе даёт? — скептически спрашивает она, даже и не думая сопротивляться.

— Как что? — возмущаюсь я. — Полный контроль над тобой и всей этой ситуацией.

Дагни усмехается.

— Какой ещё контроль надо мной и ситуацией? Глупыш, ты о чём? Ты даже не знаешь, как меня зовут на самом деле.

Я спохватываюсь. Как же это у неё так профессионально получилось уйти от темы нашей беседы?!

— Вот пока не скажешь, как тебя зовут на самом деле, не отпущу.

Дагни, прижатая спиной к кровати, высокомерно смотрит на меня.

— Ну, допустим, моё имя на самом деле Елена. Это что-то меняет?

— О, да! Это меняет всё! Это меняет моё отношение к тебе и представление о мире, — шутливо отвечаю я, подспудно примеряя имя «Лена» к Дагни. Не подходит. Просто не вяжется.

— А если бы меня звали «Стелла», всё было бы совсем по-другому?

— Конечно! Стелла — это же совсем другой человек! — не отпуская свою пленницу, я опускаю голову на кровать. — Только это не твоё имя.

— А Света — моё имя?

Не поднимая головы, я усмехаюсь:

— Дорогая, где ты, а где Света! Честное слово, не смеши меня.

— Варвара?

Качаю головой.

— Варвара с тобой и рядом не стояла.

— А Алина?

Что-то щёлкает у меня в голове, я в задумчивости отрываю её от кровати и серьёзно гляжу Дагни в глаза.

— Алина — это уже что-то более реальное.

Она расплывается в улыбке.

— Тогда меня зовут Алина. Тем более, что это имя мне всегда нравилось.

— Я внимательно изучаю её. «Алина» дёргает какие-то душевные струны внутри меня, но я не могу понять почему.

— Но это же не твоё имя? — настороженно спрашиваю я, решая попытаться прочитать, что же говорят её глаза... Её глаза с зеленоватым отливом, такие манящие, такие глубокие, такие непредсказуемые, такие неземные, такие затягивающие...

Она мне что-то отвечает, но такое ощущение, будто у меня заклинило в мозгах — ни одно слово, которое я слышу (хотя слышу слова очень чётко), не хочет восприниматься и обрабатываться. Я попадаю в какой-то мысленный туман. И уже не замечаю и не понимаю, что происходит. Я в прострации, в пустоте. Ощущения притуплены, я не чувствую себя, не ощущаю мир вокруг. Полная потеря собственной личности... полная потеря времени.

Неожиданно в этой сонной вате как луч утреннего солнца меня пробуждает её поцелуй в щёку. Всё возвращается на круги своя. Я сижу в кровати, раздетый, укрыты одеялом, Дагни, одетая, готовая уйти, стоит рядом с кроватью.

Она подмигивает мне и, изрекая:

— Полный контроль, говоришь? — улыбаясь, выходит из комнаты в прихожую надевать обувь.

— Ты куда? — соскакиваю с кровати я, даже не озаботившись тем, чтобы прикрыться.

— У меня работа в отличие от некоторых есть, — с лёгкой издёвкой и намёком на мой свободный график отвечает она.

— Когда вернёшься?

Она лишь небрежно дёргает плечами в ответ.

— Как получится...

И после короткой паузы добавляет:

— ...как захочется..., — испытующе смотрит на меня.

Мне досадно, но я это чувство стараюсь не показывать, запихивая его поглубже, внутрь.

«И как же меня только угораздило опять связаться с такой?!» — переживаю я. Видя начинающуюся во мне бурю эмоций, Дагни усмехается:

— Ты как ребёнок, честное слово! Лучший способ не иметь проблем — это ничего не делать, не так ли?

Я не отвечаю, а просто пустым взглядом гляжу на неё.

— Малыш, — заключает она и открывает дверь. — Ладно, до встречи, — целует меня в губы, разворачивается и уходит.

Я закрываю дверь на замок, глубоко вздыхаю, в раздумьях почёсываюсь, после чего, погружённый в собственные мысли о моей непростой судьбе, направляюсь в комнату с мольбертом.

То ли в результате такого своего жуткого расстройства, то ли просто по случайному стечению обстоятельств, в тот день я начал писать картину под названием «Алина», ставшую первой в серии «Выбор имени».


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).