Арт - Творчество

Прогулки по воде

После тех странных событий прошло пару дней. Я уже освоился со своей новой жизнью, хотя какое-то подспудное чувство того, что она не моя, не покидало. Сердце подсказывало, что на самом деле я всё ещё работаю в банке, что действительно где-то я познакомился с Вано и мы стали очень хорошими друзьями, а самолёт тогда не разбился — то был всего лишь неудачный прикол капитана корабля... Однако, возвращение в привычный ритм, к привычным друзьям, коллегам, девушке: к Диме, к Сергею, к Ане — всё расставляло на свои места. На самом деле я руководил проектом, который уже работал и вот-вот должен был выйти на новый уровень.

Однако настроение моё свалилось в какую-то дикую яму, и все эти несколько дней я ничего с ним не мог поделать. Я отключал внутренний монолог, я забивал свою голову какими-нибудь делами, я искал спасение в Ане, встречаясь с ней по нескольку раз на дню, я даже пару раз напился — лучше не становилось. Всё равно в душе было пусто, а чувства неправильности и нереальности этого мира возвращалось ко мне снова и снова. Ощущения, как я не старался управлять ими, притупились, восприятие мира стало более серым и обыденным, всё валилось из рук. Казалось, мир медленно, но верно стал рушиться. Однако я не сдавался, пытаясь найти новые выходы из этой ситуации. Мысли о том, что надо бы встретиться с Кириллом или хотя бы с Ромкой, стали посещать меня всё чаще и чаще, но я пока не решался признать, что мне нужна чья-то помощь.

В очередной попытке убежать от этого состояния, я выбрался на своей машине к заливу. По случайному стечению обстоятельств (если, конечно, такое бывает) со мной была Аня.

Десять вечера, вне города, который стал потихоньку зажигать свои огни, последние переговоры леса перед сном, шум дороги где-то вдалеке за ним, лёгкий ветерок и свежий запах залива...

— Как романтично! — проговорила Аня.

Я ничего не ответил, немного постоял, глядя по сторонам, и направился к заливу.

Недалеко от самой воды торчал большой камень, как будто специально приготовленный для нас. Я подошёл к нему и сел, рассматривая успокаивающиеся волны и солнечные рисунки на воде. Аня подошла сзади и обняла меня.

— О чём задумался? — спросила она.

— Да так... — выдержал я паузу, после чего попытался собраться с мыслями и продолжил. — Жизнь — странная штука. Ты никогда не думала о том, что бы с тобой случилось в жизни, если б ты поступила в какой-то момент иначе?

— Я часто думаю о таких вещах, — с философской интонацией ответила она и села рядом.

— А что, если бы я в какой-то момент не расстался с Анжелой?..

— Вспоминаешь о своей бывшей? — с ноткой ревности спросила Аня, чем вызвала у меня улыбку. Сразу же после этого мне захотелось её подразнить.

— Да... Вот представь себе: я — работник банка, мы с ней живём простой серой жизнью. Я её не люблю. Она меня тоже больше не любит. Но мы привыкли быть вместе, нам так комфортней. Я её даже таскаю на все свои вечеринки и встречи с друзьями, и даже сам не знаю, почему это делаю... Может, потому что так принято? Может, потому что все остальные тоже считают своим долгом припереться с кем-нибудь, показать остальным свою текущую пассию и что-то продемонстрировать?..

— Если хочешь, — с некоторой обидой в голосе прервала мой поток мыслей Аня, — то, почему бы тебе к ней не вернуться?

Я засмеялся. Все эти чувства, которые бесконтрольно бурлили и жили собственной жизнью в ней, мне казались такими глупыми и странными. Я не мог воспринимать всё это всерьёз, особенно, когда смотрел на всё это со стороны.

— Чего ты смеёшься? — ещё больше насупилась она. — Я сказала что-то смешное?

— Конечно, — начал выкручиваться я. Она не поймёт, она не осознаёт, она действует рефлекторно и механически. Я же на это не могу смотреть слепо... — Как и зачем мне возвращаться к человеку, который мне абсолютно безразличен? К тому же, у меня есть ты, так что тут выбор явно не в её пользу!

Я посмотрел Ане в глаза и улыбнулся. Она растаяла, но демонстративно надула губки:

— Тогда не надо таких вот разговоров заводить, хорошо?

— Каких?

— О своих бывших и о том, что было бы, если бы... Такое впечатление, что тебя что-то не устраивает. А раз не устраивает, то что же ты тут делаешь?

Эта фраза вызвала у меня очередную усмешку, но в этот раз я постарался её подавить.

— Я же не о том, устраивает меня это или нет. Я говорю о том, как бы жизнь повернулась, если бы я где-то сделал шаг в другую сторону. Меня в последнее время не покидает чувство того, что где-то ещё, в каком-то другом мире, я живу другой жизнью.

— И она тебе нравится? — продолжает докапываться Аня.

— Да нет же! — начал уже злиться я. — Тут нет никаких сравнений, нет никаких оценок: нравится — не нравится, плохой — хороший... Это просто другая жизнь... другие жизни.

Аня промолчала, по-видимому чувствуя себя обиженной.

— Обычно, — решил углубиться я в объяснения, не заостряя внимание на её реакцию. — все эти размышления а ля «что было бы, если бы» просто на уровне идей, на уровне мыслей и бесцельных раздумий. Но у меня это сейчас на уровне ощущений...

— Не понимаю, — только и ответила Аня.

— Я не знаю, как это объяснить. Я просто чувствую, что у меня есть и другая жизнь... Или даже «другие жизни». В последнее время я ощущаю себя как будто распылённым между миллионами «я» и чувствую, что в любой момент могу выбрать любое из них...

Аня испытующе смотрела на меня.

— Ну, например, — подчиняясь внутреннему порыву, поднялся я с камня и встал напротив неё, — ты на уровне ощущений, на каком-то глубинном уровне, понимаешь, что человек не может пройти по воде. Это в тебя заложили с детства, это обусловлено твоим опытом и множеством экспериментов. Это так в этом мире, в этой жизни...

— Это так везде, — возразила она.

— Но ты можешь подумать, поразмышлять о том, что ты могла бы пройтись по воде и не провалиться, — не обращал внимание я на её реплику. — Для тебя это просто мысль, нечто не имеющее никакого отношения к реальности. Просто баловство. А у меня это не на уровне мыслей, а на уровне чувств. У меня ощущение, что есть ещё какая-то жизнь, есть какой-то мир, в котором какой-то другой «я» совершенно спокойно может пройти по воде, — я развернулся и решительным шагом направился к заливу.

— Игорь! Осторожно! Ноги же промочишь! — воспринимая мою идею как мальчишечью глупость, попыталась остановить Аня.

А у меня перед глазами (или правильней сказать перед сердцем, где-то в глубине) всплыли две картины: в первой я делаю несколько шагов в воду и совершенно естественным образом с каждым шагом погружаюсь в неё, из-за чего мои кроссовки, носки, штаны промокают. Во второй же картине я так же совершенно естественным, абсолютно непротиворечивым образом с каждым шагом остаюсь на поверхности. Обе картины на какое-то мгновенье показались равнозначными и, ухватившись за мифический миллиметр появившегося шанса, я выбрал вторую.

Шаг.

В голове ни мысли, ни единого шаблона. Я не проваливаюсь.

Ещё шаг.

Абсолютно чистое сознание, абсолютно отрешённое восприятие... Я чувствую под ногами жидкую, но упругую поверхность.

Ещё шаг.

Мир снова стал кристально чистым, как будто в кромешной тьме зажгли мощный фонарик и сразу же жизнь вокруг забурлила, обрела свои очертания, обрела чёткие образы и обрела смысл...

— Игорь! — ошеломлённо проговаривает Аня, вставая с камня. — Да ты что??!

Ещё шаг...

Но в какой-то момент, возможно, из-за реплики Ани, возможно просто из-за потери концентрации, эта вторая картина становится абсурдной и нереальной, а я съезжаю назад на ту линию, на которой человек не может гулять по воде... В ушах появляется звон.

— Твою мать! — только и успел изречь я, по щиколотку оказавшись в холодной воде. Панически спасая остатки сухих участков, я выпрыгнул назад, задирая ноги и поднимая брызги под ребяческий звонкий смех Ани.

— Какой же ты ещё ребёнок, — как будто ни в чём ни бывало, с наделанным укором выговорила она.

— Но ты же видела! Я же шёл, — с огнём в глазах возразил я.

— Ага. Шаг за шагом, с важным видом, погружаясь в воду, — посмеиваясь благодушно заметила она. И поднялась на цыпочки за поцелуем в губы.

Как в тумане я ответил ей и постарался выкинуть из головы всё произошедшее.

— Ну, вот, теперь ты промок! И оно того стоило?

— О, да! — отшутился я, чувствуя неудовлетворённость и недовольство, стараясь тщательно их скрыть

— Как же ты теперь машину поведёшь?

— Это же элементарно, — деланно надменно изрёк я, пытаясь казаться оптимистом. — В мокрых кроссовках...

А в голове достаточно чёткие очертания обрела мысль о надобности встречи с Кириллом и с Ромкой...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).