В пределах одного вдоха нет места сомнениям

Дорога домой

Я забросил Аню домой, после чего, не посвящая её в свои планы, поехал в центр и чуть ли ни всю ночь гулял вдоль набережных и сидел на ступеньках причалов, погружённый в себя. С этим жутким депрессивным состоянием, беспардонно навалившимся на меня, надо было срочно что-то делать, но, к сожалению, выхода я пока не видел, поэтому просто гулял, размышляя и копаясь в своих воспоминаниях.

Во время прогулки по Марсовому полю, в голове стали всплывать смутные образы из моего студенчества, когда в одну из таких же тёплых светлых ночей я гулял с Алиной. По мере вспоминания деталей, образы стали принимать всё более и более реальные очертания. Её рука с тонкими пальчиками и длинными ноготками в бесцветном лаке в моей руке, тонкий, едва уловимый запах её длинных волос, шорох песка под ногами, разговоры обо всём, лёгкий вечерний воздух, лёгкое настроение, аромат сирени. Идём через Марсово поля от Летнего сада в сторону Эрмитажа.

— Я не понимаю, как можно не любить собак! — заключает она после длительной беседы. — Они же такие преданные, такие добрые.

— Всё так, конечно, — отвечаю я и поглядываю по сторонам, — но собака не должна жить в квартире с человеком, если только человек не живёт в своём собственном доме на земле, с высоким забором, колючей проволокой и специальной будкой с цепью... А иначе это вечная грязь и беспорядок, да ещё и адская жизнь для бедного животного, — неожиданно я замечаю на горизонте знакомую фигуру. Не уж то это Анжела?!

— Адская? Это каким же образом? — возмущается Алина. — Кормят, гуляют, причёсывают, ухаживают... Адская — это посадить на цепь и кости бросать...

— Ну, с цепью я, конечно, переборщил, но посуди сама: тебе понравилось бы ходить в туалет исключительно в заданное время, два раза в день? — с ухмылкой парирую я и поглядываю с опаской в сторону той самой фигуры, которая действительно по мере приближения становится Анжелой. Та меня замечает и, краснея, направляется в мою сторону. Что-то будет...

— Ну, может быть, это неприятно, да, — нехотя соглашается Алина, — но, ведь, еда, уход...

— Да, да, — на автомате отвечаю я, а в голове быстро пытаюсь найти отходные пути и варианты объяснений. — Только это всё должно быть в доме на земле...

Анжела подходит к нам, плана как не было, так и нет.

— Привет, Игорь, — она чуть наклоняет голову и поднимает брови, после чего переводит взгляд на Алину и измеряет её снизу вверх, оценивая стоимость её одежды и вкус.

— Привет, — делано приветливо отвечаю ей я.

— Привет! — с ноткой ревности говорит Анжелика Алине, — Я девушка Игоря.

Алина замирает и бледнеет, медленно, но верно убирая свою руку.

— Как девушка? — она переводит взгляд на меня и вопросительно смотрит. — Ты же мне сказал, что у тебя нет девушки...

Я молчу, нет слов. Трус... Мне, как и большинству людей, боязно отвечать за совершённые действия. Надеюсь, что само рассосётся...

— Игорь? — с напором спрашивает Анжела.

— М? — безвольно мычу я.

— Ты опять? — с укором и агрессией замечает она.

Алина смотрит уже на нас отстранёно, она уже не со мной, она уже не скрывает своего возмущения и досады, но не вмешивается. Анжелика продолжает разборки:

— Ты мне что говорил? Ты мне что обещал?..

Алина не выдерживает этой сцены и с назревающими слезами на глазах бросается прочь от нас.

Я ей столько всего рассказывал, я ей столько всего разрисовывал, я ей столько всего обещал... и тут всё эти построенные мною замки смыло нахлынувшей водой...

И с Алиной я с тех пор больше не встречался...

Я остановился и посмотрел по сторонам. Что-то в этих моих воспоминаниях не состыковывалось. Я прокрутил всю эту картину в своём воображении несколько раз, подошёл к бордюру и сел на него. Алина, руки, сирень, Анжелика, сцена, замки... Алина! Мурашки пробежали по коже, а на лбу от неожиданности выравнились все складки задумчивости.

В этой сцене у меня две Алины!

Одна живая, настоящая, дышащая, та самая, единственная и неповторимая, которую я тогда так безвольно упустил, не удержал — и всё из-за тогдашнего своего нежелания брать ответственность за свои поступки, из-за отсутствия решительности и силы воли. Та самая, благодаря которой жизнь моя обрела бы свои яркие неповторимые запахи, звуки, краски... хоть и на небольшой промежуток времени... Живая Алина, настоящая. Та, с которой я был бы счастлив... Но которую я упустил из-за собственной трусости...

Но одновременно с этим передо мной, в моих воспоминаниях, стоял образ совершенно пустой Алины — как будто оболочки, а не человека. Алина без души, Алина бездумная проекция, Алина без огня в глазах. Та, которую действительно можно было совершенно спокойно отпустить, ради которой и не нужно было делать что бы то ни было...

Но как же они обе уживались в моём мозгу всё это время? Как эти две, абсолютно противоположные сущности вообще могут существовать в одном и том же мире?..

Я встал и в задумчивости начал бродить туда-сюда по Марсовому полю, опустив взгляд в песок, пытаясь найти ответ на эту загадку.

Может быть, я ошибся? Может быть, мне просто показалось? В конце концов, когда это всё было? Лет десять назад, не меньше... Однако ощущения того, что всё именно так, меня не хотели покидать. Разум уговаривал поверить в одно, чувства настаивали на другом.

До четырёх утра я ходил как неприкаянный по полю, пытаясь разобраться в этой странной ситуации, сделал пару кругов вокруг здания Ленэнерго, после чего, так и не найдя ответа на свой вопрос, решив, что всё равно своими шатаниями в ночи я ничего сделать не смогу, вернулся к своей машине, завёл её и поехал домой.

Я уже не мог увернуться от очевидной мысли о том, что для решения столь сложной загадки мне явно нужна помощь — одному мне никак не справиться. В этой ситуации у меня фактически был только один выход — вернуться домой и лечь спать, для того чтобы на утро позвонить Ромке или Кириллу и попросить о помощи... Скорее Кириллу — Ромка-то навряд ли знает, в чём дело. Он вообще, возможно, о линиях и переходах ничего не знает...

Состояние моё после всего произошедшего за тот день было очень подавленное. Я был где-то глубоко в себе и управлял машиной на автомате: переключение скоростей, объезд ям, превышение скорости на 300 — 500 рублей, остановки на светофорах... Когда я подъехал к мосту Петра Великого, неожиданно зазвонил мобильник. Кто бы это мог быть в столь ранний час? В таком же полудрёме я ткнул на кнопку громкой связи и жёстко ответил:

— Да.

— Игорь, привет, — раздался усталый и потерянный голос Ромки. — Слушай, срочно нужна твоя помощь...


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).