Арт - Творчество

На допросе

— Значит, вы утверждаете, что вас зовут Лисин Дмитрий Валерьевич? — переспрашивает человек в строгом чёрном костюме с чёрным галстуком, сидящий напротив меня.

Он представился просто по имени — сказал: «Зовите меня Сергей»... Судя по всему какой-то гэбэшник, но странный — силы не применял, ничем не угрожал, просто промывает мне мозги уже несколько часов, задавая разные каверзные вопросы. Мы в комнате с монотонными белыми стенами и потолком, полом, застланным бежевым линолеумом с белыми прожилками. Комнату освещает несколько люминесцентных ламп, на одной из стен висит большое зеркало, в котором отражается мой измученный образ в наручниках, неудобно разместившийся на жёстком стуле. Мы сидим за дешёвым металлическим столом.

— Да. Меня зовут Лисин Дмитрий Валерьевич, — с унынием в голосе подтверждаю я.

— Угу. Значит, вы утверждаете, что родились тринадцатого декабря восемьдесят седьмого года в городе Архангельск? — продолжает он и сверлит меня взглядом.

— Да, я родился тринадцатого декабря восемьдесят седьмого года в городе Архангельск, — поддерживаю я.

— А как вы объясните тот факт, что информации о вас нет ни в одной базе данных, а личность вашу установить никоим образом не удаётся?

— Я не знаю, как это объяснить, — вяло отвечаю я, после чего в очередной раз пытаюсь объяснить всю ситуацию. — Послушайте, я не знаю в чём дело, и ничего не понимаю уже с самого утра, но к этому моему положению причастен один тип.

— Что за тип? — безучастно спрашивает Сергей.

— Я не могу его описать, — с досадой отвечаю я. — Я не помню, как он выглядел. Я ни его, ни Дагни не могу вспомнить. И чем дольше вы меня тут держите, тем менее чёткими становятся их образы...

— Кто такая Дагни? — опять цепляется Сергей.

— Дагни — это моя девушка, — вздыхая, объясняю я.

— Угу, — он что-то обдумывает. — Странное имя, не находите?

— Есть немного.

— И редкое...

Пауза.

— Как вы думаете, если мы попробуем найти эту вашу Дагни через наши поисковые системы, мы отыщем её?

Задумываюсь на пару секунд.

— Не уверен. Я вообще не уверен, что это её настоящее имя.

Сергей с досадой глубоко вздыхает, опрокидывается на спинку стула и скрещивает на груди руки.

— Ну, что мне с вами делать, Дмитрий? Как вы считаете, насколько нормально звучат слова из уст неизвестного человека о том, что он встречается с девушкой и не знает, как её зовут?..

— Я понимаю, что всё это... — начинаю оправдываться я.

— А это идея о том, что вы жили в каком-то другом Петербурге, в котором и город грязнее, и люди более злые, и уровень развития значительно ниже... Это, по-вашему, нормально звучит?

— Но я же...

— А то, что неизвестный парень вас загипнотизировал и отвёз на чужую, неизвестную квартиру, адреса которой вы не помните — это нормально?

Я молчу. Что толку пытаться объяснить свою ситуацию, если всё настроено против тебя?

— Поймите, мы пытаемся вам помочь, — наклоняется ко мне Сергей и говорит мягким, располагающим голосом. — Если вы приехали к нам из другой страны, так и скажите — мы сразу же вас отправим обратно и не будет этой бессмысленной траты ни вашего, ни моего бесценного времени...

Я киваю.

— К чему все эти выдумки и фантазии? Я же вижу, что вы всё это придумали... Сознайтесь

Я киваю.

— Итак? — он выжидающе смотрит на меня в надежде получить какой-то удобный для себя ответ...

Пауза. Я собираюсь с силами и отвечаю:

— Меня зовут Лисин Дмитрий Валерьевич, я родился тринадцатого декабря восемьдесят седьмого года в городе Архангельск...

Сергей на это всплескивает руками:

— Опять эта шарманка! — и начинает злиться, — Мне надоела эта бессмысленная игра! Либо вы сейчас же говорите, зачем вы здесь и что делаете, либо мы вам устроим промывку мозгов и сами всё выясним!

Глаза его становятся более жёсткими, на шее вспухают вены, да и сам Сергей чем-то отдалённо начинает напоминать бычка на испанской корриде. Теперь он уже напряжённо и жёстко смотрит на меня, давит.

— Я всё, что знал, вам уже рассказал, честное слово, — устало и лениво выговариваю я.

Сергей встаёт, опрокинув стул спинкой на пол, из-за чего раздаётся удар, отдающийся у меня в висках, не говоря больше ни слова, подходит к двери и стучит в неё. Дверь открывается. С той стороны появляется охранник.

— Забирайте, — сухо говорит Сергей. — Пусть посидит в мягкой комнате пару дней — может, после этого одумается.

Он выходит, а на смену ему, в комнату, заходят охранники с монотонными лицами, поднимают меня со стула со словами: «пойдёмте». Я не сопротивляюсь (да и есть ли в этом хоть какой-то смысл?). Мы выходим в коридор и идём по нему чёрт знает сколько времени. Каждый шаг кажется мне последним и ужасно растянутым во времени. Хорошо, что эти ребята меня ведут под руки — сам бы я уже не дошёл.

И всё-таки, как же выглядел тот парень? Не могу вспомнить! Не помню ничего! И, что ещё более противное и досадное — я не помню Дагни. Совсем. Такое ощущение, будто она осталась в какой-то другой жизни... Но как же так? Как же вечная любовь? Как же «единственная и неповторимая»? Всё это очень странно и необычно...

А меня уже заводят в другую комнату с такими же монотонными белыми стенами и усаживают на стул. Снимают наручники. Слева подходит женщина в белом халате и делает укол в вену. Но я даже никак на это не реагирую. Какое-то состояние полнейшего отупения. Такое ощущение, будто разум перестал как бы то ни было быть связан с телом. И полное безразличие, и полнейшая темнота...


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).