Арт - Творчество

Помощь извне

Ну и денёк у меня выдался! Вначале поиски Димки, потом хаос на работе, потом эти многочисленные звонки по поводу Ромки... И вот, уставший, голодный и измотанный я вернулся в районе половины десятого в свою квартиру, а там такое! Замок сорван, дверь нараспашку, внутри полнейший хаос, всё перевёрнуто, шкафы вывернуты наизнанку. Но при этом вся электроника на месте. Если бы это были воры, они бы скорее всего уволокли жидкокристаллический монитор, системный блок, телевизор в конце концов... Но эти вещи не тронуты. Просто кто-то что-то усиленно искал. Звонить ментам? Терять своё драгоценное время? И всё для чего? Для того, чтобы потом бегать за разными справками и в конце концов получить совет: «лучше напишите заявление о том, что просите закрыть дело». Уже проходили с кражей у соседей и знакомых... К тому же, где гарантия того, что это не они же сами квартиру перерыли? У них же есть на это полное право, подкреплённое законом о «полиции».

Устало прошёл внутрь, слегка прикрыв дверь с раскуроченным замком, бросил сумку на шкафчик в прихожей. Завтра, завтра разбирать и разбираться. Завтра приводить всё в порядок. Завтра решать очередную проблему! Настолько всё осточертело, настолько жутко устал, настолько сильно хотел спать, что мысли все были лишь о кровати.

Разулся, достал из завала свои тапки, даже не закрывая распахнутый шкафчик с обувью, прошёл в свою комнату, смахнул набросанные на кровать вещи, скинул покрывало и прямо так, в пиджаке, брюках, белой рубашке, плюхнулся на живот, желая отрубиться.

Уже погружаясь в сладкий сон, проложенный между витиеватыми мыслями о прошедшем дне, я почувствовал вибрацию во внутреннем кармане пиджака. Долбанный мобильник! Достал и взглянул на его экран одним глазом. Димка! 21.44! Вот чёрт! Мгновенно проснулся и сел в кровати. Сон как рукой сняло:

— Алё.

— Игорь, привет! — голос у него был жутко унылый и задумчивый, но при этом чувствовалось, что он очень рад слышать меня.

— Димка! Где тебя черти носят. Я весь город на уши поставил в поисках тебя! — с напором спросил я, стараясь показать свою озабоченность.

— Ох, не спрашивай! — произнёс он и еле заметно осёкся. — Наверно, я чем-то траванулся с утра — вырубился у себя в комнате и проспал весь день. Сейчас вот только в себя пришёл.

Димка врал. Я абсолютно точно помнил, что подробно и тщательно изучил его квартиру, и его просто там физически быть не могло. Но, если надо соврать и нет желания рассказывать — чёрт с тобой, ври и не рассказывай. Пусть остаётся на твоей совести. Конечно, было немного досадно, что он так со мной поступил, но эту досаду я постарался засунуть поглубже и проглотить.

— Окей. Ты главное на работу сможешь завтра выйти? — более сухим голосом ответил я. Он не мог не почувствовать этого изменения в интонации голоса.

— Да, завтра я уже буду, — озабоченно произнёс он, после чего попытался более нейтрально продолжить беседу: — Там за моё отсутствие ничего не стряслось страшного?

— Ничего особенного. Мы просто перенервничали из-за тебя, но в принципе, всё готово к завтрашнему запуску.

— Ну, и отлично. Я буду часов в одиннадцать.

— Хорошо. До завтра, — заключил я.

— Пока, — извиняясь произнёс он.

— И это... — почти под самый конец разговора успел вставить я, — я рад, что ты вернулся.

— Я тоже... — простецки отозвался он.

Молчание.

— Ну, до завтра.

— Ага, пока.

Сидя на краю кровати, сгорбившись, держа в усталых руках мобильник, я думал. Что же такое происходит? Сплошные подставы со стороны лучших друзей: из-за одного полдня звонят и тормошат, а потом квартиру вскрывают, другой весь день пропадает, в результате чего ты должен полдня кататься и нервничать, чтобы под самый вечер тот появился..., но всё, что ты от него получаешь — это враньё «проспал весь день».

Махнул рукой и лёг на правый бок. Завтра. Завтра все эти проблемы и разбирательства. Всё завтра! А сегодня — спать! Сладкий сон!

Я поднял с пола интерьерную подушку, завалился на кровать, сунул руку под подушку и стал засыпать. Постепенно злость и накипевшая обида смылись кашей из разрозненных, несвязных образов, и я отправился в блаженную темноту сознания.

Но темнота длилась недолго... Из неё начали формироваться сновидения, в которых, однако, впервые за длительное время я не был участником, а был всего лишь наблюдателем. Я видел все образы отстранёно, как будто находясь немного над ними, где-то внутри понимая, что всё это лишь мне сниться.

Вначале мне снился Димка, который был в заточении, в какой-то маленькой комнате, который мучился и пытался выбраться из неё, но никак не мог. Я был совсем рядом, но не собирался ему помогать, так как точно знал, что сам сплю и всё это, происходящее с ним — всего лишь результат работы моего уставшего за день мозга. Потом мне снился Ромка, который убегал от толпы разъярённых людей, вооружённых палками, ножами, бутылками. Но и ему я уже не собирался помогать — итак много для него сделал, а он мне ничем хорошим не отплатил за всё это время! Да и опять же очевидно было, что всё это сон... А потом неожиданно все образы, такие ровные и стройные, такие нелогичные и непривычные, такие несвязные и разрозненные растворились, остался лишь я, окончательно осознавший себя. Вокруг была лишь кромешная тьма, а я в ней висел, не имея какой бы то ни было конкретной формы. Рядом висело серое густое облако. Я знал, что никого кроме меня с облаком здесь нет... Я знал, что облако обладает собственным сознанием... И я знал, что это было за облако.

— Привет! — проговорило шёлковым голосом оно.

— Опять ты! — бросил я. — Даже в сновидениях меня не оставляешь?!

— Ну, ты же сам сказал, оставить тебя в покое хотя бы до 21.44. Вот я и вернулся после 21.44, — облако сделало какой-то жест, который можно было бы назвать улыбкой, если бы облака действительно умели улыбаться.

— Слушай, а чего ты от меня хочешь? — начал возмущаться я. — Зачем ты меня преследуешь?

— Я хочу? — удивилось облако и перелилось голубым цветом. — Это ты хочешь. Ты меня всё время вызываешь.

— Бред! — возмутился я. — Ты врёшь! На кой чёрт ты мне сдался?!

— Этот вопрос ты лучше сам себе задай, — блеснул жёлтым союзник, но не дал мне ничего возразить и продолжил: — Впрочем, ты можешь сам этого до конца и не понимать — возможно, где-то внутри, на подсознании, у тебя сидит ответ на этот вопрос, но ты сам не можешь до него докопаться.

Пока «союзник» вещал, чернота за нами стала менять свой цвет, светлеть и переливаться совершенно разным и красками. Постепенно удручающая пустота вокруг стала рассеиваться и на вместо неё стал пробиваться какой-то мир с нечёткими очертаниями.

— Дело в том, что ты очень закрытый, — продолжал «союзник», — жёсткий человек и любую помощь со стороны воспринимаешь в штыки, так как не хочешь показывать свою слабость и уязвимость... И сейчас ты не хочешь признать, что помощь тебе нужна как никогда.

— Бред! — неуверенно ответил я, глядя по сторонам. Мы всё ещё так же висели в воздухе.

— К Кириллу ты не хочешь обращаться, так как банально боишься его. В результате тебе приходится искать помощь в другом месте... И тут появляюсь я. «Vois la»!

— Ну, и скользкий же ты тип! — проговорил я, не имея особых контраргументов и посмотрел куда-то вправо от облака. — Слишком всё стройно поёшь...

Краем глаза я заметил, что облако перелилось лиловым цветом, после чего продолжило:

— В общем, вне зависимости от того, готов ты это признать или нет, я тебе помогу.

Неожиданно неясный мир вокруг нас обрёл чёткость, и я обнаружил, что стою посреди зелёного поля, уходящего в бесконечность во все стороны. Это было поле, усыпанное одуванчиками. Некоторые из них только-только начали цвести, другие уже распушились и были готовы выпустить семена наружу. По прозрачному голубому небу плыли легкие перьевые облачка. Комфортная температура, ни ветерка, свежайший лёгкий воздух со сладким запахом пыльцы.

— Где это мы?

Я посмотрел в сторону «союзника» и непроизвольно отпрянул в сторону. Там, где совсем недавно было бесформенное облако, сейчас стоял знакомый мне с какой-то другой линии молодой человек с длинными каштановыми волосами в чёрном длинном плаще и изящном шёлковом чёрно-белом шарфе. Под плащом виднелась чёрная рубашка и чёрные строгие брюки.

— Такой образ тебе, возможно, легче воспринимать? — криво ухмыльнулся он.

— Я тебя знаю? Я тебя уже где-то видел!

— Ну, давай, удиви меня! — вызывающе с сарказмом кинул он.

— Вот чёрт! Сукин сын! — без особой злости, но с небольшой досадой проговорил я. — Что же ты меня тогда на самолёте бросил одного?

— Между прочим, я был единственным существом, не бросившим тебя на той линии... — хитро посмотрел он на меня. — Я же тебе говорю, что я «союзник», я призван помогать, когда моя помощь необходима.

Моя картина мира в очередной раз решила предательски отправиться в свободное путешествие.

— Мы сейчас находимся в мире-подарке одного моего друга, — проведя правой рукой в сторону бесконечных просторов словно гид, показывающий достопримечательности исторического центра, проговорил «союзник». — В этом мире нет абсолютно ничего кроме травы, одуванчиков, облаков и, — тут он на долю секунды задумался и нахмурился, после чего сразу же подул лёгкий ветерок, подхвативший семена с пушистых одуванчиков, — ветра.

Он улыбнулся, а воздух наполнился маленькими белыми пушинками, которые неслись как будто целенаправленно, по какой-то продуманной траектории. Это зрелище настолько меня увлекло, что я уселся на траву и стал, раскрыв рот, прям как ребёнок, следить за этим танцем в воздухе. Назад меня вернул спокойный голос «союзника», продолжавший:

— В этом мире нет даже наших с тобой проекций. Мы тут сейчас находимся, только потому что я выбрал здесь находится, потому что такова была моя воля. Таких миров, в которых нет ни тебя, ни меня, бесконечное множество, но для того, чтобы суметь их собрать, надо обладать несгибаемым намерением и знать себе настоящую цену.

Я с нескрываемым непониманием в глазах взглянул на него.

— Истинная цена любого существа, — с важным видом, делая акценты на каждом слове заключил он и поднял левую руку, сформировав кружок большим и указательным пальцами, — ноль.

«Союзник» проникновенно посмотрел мне в глаза и расплылся в самодовольной улыбке.

— Да, ты всё понимаешь. Молодец!

Его милая, добрая улыбка стала постепенно заполонять собой всё поле, вытесняя облака, небо, ветерок, одуванчики... Из-за этого у меня закружилась голова, я повалился на спину с чувством как будто сейчас свалюсь в пропасть спиной назад и рефлекторно зацепился руками за траву. Меня несло куда-то назад, вниз, при этом я чувствовал под собой ровную поверхность, но не мог ничего поделать с этим чувством падения. Я уплывал всё сильнее и сильнее, всё быстрее и быстрее пока неожиданно не проснулся в своей кровати.

Резко открыв глаза я упёрся взглядом в потолок, чтобы не упасть. Я был в своей комнате, в ней по-прежнему царил жуткий бардак, на мне по-прежнему был костюм, из-за чего за ночь я жутко вспотел. Несмотря на всё это безобразие, в голове у меня всё успокоилось, и установилась ясная простая картина, составленная из плывущих по воздуху пушинок. Я действительно всё понял.

Я улыбнулся и разжал кулаки. В ладонях у меня было несколько свежих зелёных травинок и смятых одуванчиков.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).