К сердцу крепко прижимаю твои сны

В заточении

День ломится в открытую дверь, не замечая цепочки на точке, лающей по поводу прошедшей революции гроз, опавших со вчерашнего зелёного дня, полного бессмысленной мысленной масленой пустоты, и пустоты, заполняемые мною, стоящим в полный рост у мягкой, белой, пушистой стены, выстроенной собственным сознанием бабочки, раскрывающей свои яркие сладкие цвета прямо в лицо человеку, завязавшим руки за чужой спиной, распадаются на мелкие крохи римских цифр...

— Дайте посмотреть на руки! Дайте мне руки! Я должен убедиться в том, что они живы, в том, что они есть, в том что пять умножить на восемь плюс два!

А что, если они не есть? Что если они не едят? Что, если порождаемое уникальным больным воображением мироощущение — всего лишь стандарт, заимствованный, в обществе примитивных, аддитивных, противных детей, людей, лошадей, площадей о таких вещах не говорят подряд, а творят, дарят и даже боготворят!

— Чем я хуже других людей?

Тем, что у меня две руки? Тем, что у меня две ноги? Тем, что мир я воспринимаю точно так же, как и кучка отбросов, живущих только для того, чтобы испражняться? Тем, что мир вокруг — это сны сумасшедшего, а мои мысли — это мысли бога, мучающегося мигренями в липком сером пуховом заточении?

Я краду эту жизнь у себя каждой секундой, каждым шевелением пальца ноги: левой, правой, левой, правой...

— Марш! Фарш! Фас! Бас! Шевели своими крыльями, червяк! Открывай свои розовые жабры сильнее — я тебя не слышу!

Что значит: «спокойно» из уст сновидения? Чем моё сознание хуже твоего, доктор-читатель истории моей болезни? Тем, что оно чётче выстроено и более гибко? Тем, что мои мысли точно такие же сбивчивые и кучерявые, как и у тебя? Тем, что эта линия, идущая красными ручейками из середины моих ладоней и овивающая мою голову терновым венцом, мне навязана вами, навязана вашим же собственным сумасшествием и повязала мой разум шаблонами и тугими ремнями? Но у Вас ничего не получится, доброе утро, так как я не просто проекция ваших фантазий! Я — фрактал своего сознания! Я точка бифуркации вашего мира! Я — ноль без палочки, и весь мир крутится по шестёрке вокруг пустоты, наполняющей мой восторг и радость, переходящие в полную непригодность, в любую погоду, в любую природу, в любую пахоту я горжусь своим нулём!

— Ноль, ноль, ноль, один! Один, ноль, ноль, один!

Весь мир состоит из этого солнца, идущего с запада на кожу себя, в полное нежелание что-либо делать, в полное нежелание жить полной жизнью и наполнять живые существа существом неживым, а жутковатым или даже жуком с ватой!

Насколько сознание жука может быть обусловлено восприятием человека? Ровно на пятнадцать копеек, и не дюймом больше! А насколько сознание человека может быть обусловлено восприятием человека? Ровно на «3i» дюйма, и не градусом выше! А насколько градусов увеличится накал страстей в психиатрической больнице, обусловленной сознанием одного ненормального конструктора? Как быстро можно сконструировать клетку из серых нот музыки весны себя самого?

Скрип в ушах и лиловое настроение. Сижу как попугай в клетке на ниточке этого сумасшествия. А потолок кидается в ноги и молит о прощении, стены колышутся в ритуальном танце, предлагая мне броситься в свои объятия. Но я уже в своих объятиях. И нельзя объять необъятное. Как я могу объять себя, если даже не знаю, что есть «я», и какое именно мне выбрать? Как я могу выбраться из заточения, если сам же его не осознаю?..

Вдох, выдох, воздух становится плотнее, сердце становится ровнее, стены становятся прямее. Разум возвращается назад, в свою колыбель. Вокруг белые мягкие стены, на мне рубашка с длинными рукавами, завязанными на спине. Истощён, нет ни капли энергии, устало, обессилив, сползаю на пол.

— Когда же закончится этот кошмар? — медленно, с очень вялым языком, шепчу, прикрыв глаза.

Сколько мне ещё тут торчать в таком состоянии? Как меня только угораздило сюда попасть? Что они со мной собираются делать? Они хотят меня вылечить или покалечить? Заставить жить или уничтожить? Где Игорь? Где Рома? Почему они до сих пор меня не нашли и не пришли ко мне на помощь? Где Дагни?

— Дагни! Дагни! Как ты могла?! Как ты могла покинуть меня? — причитая, сижу на полу и качаюсь из стороны в сторону. — Даааагни!

Красные глаза. Слёзы по лицу. Дурные мысли кристаллизуются из всего этого сумасшедшего бреда... Зажмуриваюсь, пытаюсь отрешиться от всего и сосредоточиться лишь на ней...

Здравствуй, доброе солнце! Как приятны твои лучи невежества! Как ласкают кожу волосы твоего разума! Как красива крона твоих деревьев! Как прекрасны твои алые губы! Как опьяняющ твой запах! Но почему же, солнце, я не могу тебя вспомнить?! Почему вместо стройного образа кошмары перед глазами, а вместо твоего прекрасного голоса в ушах шепчет хриплый злой голос? Почему ты меня оставила? Кто ты и что ты сделала со мной?!

Резко открываю глаза. Меня осенило!

— Это всё заговор! Это так задумано! Это такой план! — с агрессией выпаливаю, вскакиваю на наго и, брызгая слюной, кидаюсь на стены. Пинаю их, бью головой, бросаюсь всем телом, злюсь, но мягкие стены меня бережно откидывают назад, на такой же мягкий пол. В бессилии опять сползаю на пол, упершись спиной о стену.

Я — всего лишь винтик в этом грандиозном плане мироздания! И Дагни об этом знает, и она меня использует. Она меня использовала с самого начала! Циничная тварь! Сука! Шлюха! Ненавижу тебя! Чтобы ты горела в аду!

Пауза. Смотрю вперёд, пока в голове выстраивается ровная красная линия.

Всё это не искренне. Я не хочу, чтобы ты горела в аду, потому что я люблю тебя, и жить не смогу, если ты сгоришь в аду... если ты пропадёшь. И ты меня любишь. И хоть ты знаешь больше меня о наших ролях в этой комедии, хоть ты и действуешь осознанно, но поступить иначе не можешь. Потому что, если ты поступишь иначе, то тебя не станет — ты вывалишься из стройной системы рангов... Ты точно такой же винтик, как и я... Только, возможно, размером побольше.

Всхлипываю, запрокидываю голову и сползаю на пол, глядя в потолок осоловевшими глазами. Лежу на спине.

Что за жуткая дилемма! Что за гадкая проблема! Как мне расплести этот клубок интрижек и что мне делать с полученными знаниями?.. Мне нужна помощь...

— Дагни! — шепчу и повторяю всё тише и тише, уходя с этим именем в сновидение с мелкими слезами на глазах. — Дагни... Дагни...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).