Арт - Творчество

Владимир Алексеевич

В принципе, с самого начала создания «.» я знал, что рано или поздно проектом заинтересуется наша номенклатура. Правда я всячески подсознательно отгонял от себя эту мысль, не желая к ней прикасаться, но, вот, день, когда с этими мыслями пришлось столкнуться лицом к лицу, настал. Как будто мне не хватало всех тех неприятностей с квартирой, Ромкой и Димой, как вот, прошло всего пара недель, я только-только пришёл в себя, а кто-то на небесах решил меня добить...

Я стоял у окна и смотрел на город сверху вниз, облокотившись левой рукой о раму, пытаясь понять, как же мне быть в этой ситуации. Буквально полчаса назад я вернулся из Смольного. Туда меня фактически заставили прийти, сказав, что это в моих интересах, иначе они могут неожиданно найти какие-нибудь огрехи в работе нашей небольшой компании и вынуждены будут её закрыть...

В кабинете с настенными панелями из тёмного дерева, с паркетом составленным из тёмно-коричневых и бежевых досочек, с недешёвыми римскими шторами, за большим массивным лакированным тёмно-коричневым столом сидел лысеющий мужичок с начинающим формироваться пузиком. Он важно делал вид, что читает какие-то бумажки, морщась, как будто шрифт слишком мелкий, и якобы не заметил, как я вошёл. Я огляделся по сторонам, пытаясь сориентироваться на местности и занять себя чем-нибудь до тех пор, пока тот не соизволит обратить на меня внимание. Чиновник потянул ещё немного времени, затем отложил бумаги и медленно поднял усталый взгляд на меня. Затем сцепил пальцы и вальяжно откинулся в своё кожаное чёрное кресло. Лицо его было достаточно стандартным и плохо запоминающимся: маленькие губы, ровный (не плоски, и не острый) нос, небольшие глаза коричневого цвета, посаженные неглубоко, негустые и неяркие брови. Таких неприметных, малозаметных людей обычно берут в разведку...

— Игорь Анатольевич? — голосом без особой тембральной окраски спросил он.

— Да, здравствуйте, Владимир Алексеевич, — ответил я.

— Очень приятно.

Слова выпадали из его рта сжатыми и острыми, он выговаривал их быстро, но с расстановкой.

Пауза.

По-видимому, он ждал какой-то реакции с моей стороны, сесть не предлагал. Что это? Попытка устроить порку или показать, где моё место. Ну-ну...

Я подошёл к нему и сел в кресло рядом со столом. Тот вида не подал, но явно не обрадовался моей наглости. Впрочем, это его, а не мои проблемы.

— Итак, вы сказали, что я обязательно должен приехать к вам, иначе у нашей компании и даже у меня лично могут быть проблемы? — спросил я, потихоньку начиная перехватывать инициативу.

Тот сразу же это понял, оправился, принял рабочую позу и уже более общительным тоном, с важным целеустремлённым видом начал рассказывать.

— Да, дело в том, что ваш уникальный проект..., — тут он поморщился, вытащил из кипы на столе какую-то бумагу, после чего, держа её в руках и что-то выискивая взглядом, продолжил, — «Точка» в последнее время привлекает к себе внимание. Аудитория у проекта растёт, он всё более ориентируется на периодические публикации, в нём уже появилась полноценная ред коллегия, которая работает на постоянной основе, штат растёт...

Он посмотрел на меня исподлобья с некоторым укором. Я молчал, вопросительно, но невозмутимо глядя на него в ответ.

— В общем, всё идёт к тому, что ваш интернет-портал, из социальной сети постепенно перерастает в средство массовой информации, — уверенно заключил он.

— Средство массовой информации? Да что вы! — наигранно удивлённо возразил я. — У любого приличного интернет-портала есть своя ред коллегия. Любой уважающий себя интернет-портала публикует новости и статьи, но периодичность их не фиксирована. Да и понятия тиража к интернет-сайтам не применима! Какое средство массовой информации, о чём вы говорите?!

— Это всё прекрасно, прекрасно, — властно перебил он, не меняя своего укоризненного взгляда, — но ваш проект уже сейчас оказывает серьёзное влияние на политически-активную часть населения в Петербурге, на молодёжь. А что же будет, когда он достигнет общероссийского уровня?

— Это будет просто большой интернет-сайт... — попытался возразить я.

— Мы считаем, что вы должны зарегистрировать свой сайт как интернет-сми, — с явным давлением не дал он договорить.

Пауза.

Мы сидели и смотрели друг другу в глаза: кто кого? Да, этот номенклатурщик, конечно же, знает, как себя поставить выше других, как вывернуться, получить своё и не нести никакой за это ответственности... Но я уже через столько прошёл, я столько уже вложил в «.», что не готов просто так выполнять любые капризы зарвавшихся чиновников... Тот отвёл взгляд. Проиграл. Устало потёр лицо руками, после чего более мягко, даже доверенно, с видом «ну, это же очевидно», проговорил:

— Игорь Анатольевич, ну, вы же понимаете, что иначе не получится? Вы же взрослый человек! Если вы не зарегистрируете сайт как интернет-сми, то мы выясним, откуда у вас взялись деньги на создание портала. Или, например, найдём вашего друга-экстримиста... Поверьте мне, вариантов много, найти проблемы в работе любой российской компании несложно, и вам, уверяю вас, не хотелось бы их испытывать судьбу...

Он лениво взглянул на меня и я сразу же понял, что действительно в этой ситуации у меня на руках нет ни одного козыря.

— И ещё, — добавил он, не давая мне оклематься, — организация у вас уже большая, пора её перерегистрировать в ОАО. Не волнуйтесь, государство вас поддержит, всячески поможет и даже организует серьёзные финансовые вливания. Но вам нужно подружиться с государством и пойти ему на встречу. И если вы пойдёте навстречу, то я лично сделаю всё от себя зависящее для того, чтобы помочь вам и поддержать ваш проект...

И вот теперь я стоял у окна и пустым взглядом смотрел на город внизу, облокотившись левой рукой о раму, пытаясь понять как быть в этой ситуации. Очевидно, выбор невелик. Первый вариант — идти с этими на сговор, улыбаться, хитрить, изворачиваться, быть всегда готовым к тому, что тебя подставят... но тогда, возможно, у меня появится шанс достичь своей цели, получится развить проект до очень больших высот, хоть и всю работу я вынужден буду выполнять под их пристальными взглядами. Второй вариант — валить из страны, переводить сервера за рубеж, стараться быть независимым, уходить в оппозицию и пытаться охватить всю Россию дистанционно... Правда, в таком случае шансы мои не велики — забьют, сделают клоны сайта, доступ к порталу ограничат, будут преследовать желающих работать с порталом... Третий вариант теоретически тоже был: бросить всё, отдать им сайт и заняться чем-нибудь совершенно не связанным с бизнесом... например, музыкой. Однако я понимал, что в моём случае третий вариант означает фактически гибель, так как я не сумею пройти по этой дороги до конца, не смогу выжить на такой линии жизни. Так что передо мной в этой развилки реально были лишь две линии, и сейчас наступил момент выбора.

Конечно, я сам виноват, что с самого начала не продумал всё это. Конечно, дурак, что не заручился приличными связями с власть имущими, но что же делать теперь? Олег Иванович, с которым я пытался поговорить на тему моего вызова в комитет, только неопределённо сказал, что он в данном вопросе ничем помочь не может, и очень занят... — в общем, дал мне понять, что не готов вмешиваться в работу комитета. А, может, он и сам причастен ко всему этому?..

Я тяжело вздохнул, прошёл до своего стола и плюхнулся в кресло.

Нужно принимать решение, которое, возможно, в очередной раз изменит мою жизнь...

Нужно поговорить с Кириллом.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).