Снег в душе, надежды тают

В отчаянии

Игорь! Как там очутился Игорь? Всё-таки что-то тут не так, что-то нечисто, раз появился он, лучший друг, и вытащил. А что он делал? Он вырубал охранников одного за другим, взламывал двери и отключал электричество — и всё это для того, чтобы меня вытащить из заточения, из психушки... Но откуда он всё это умеет делать? Когда успел научиться? Да и был ли это действительно Игорь? Может быть, мне показалось? Может, это был кто-то другой. Впрочем, нет. Это именно он. В каком-то полумраке я умудрился взглянуть в его глаза и всё понял.

Я, протирая заспанные глаза, поднимаюсь на ноги. Солнце уже встаёт, город потихоньку собирается на работу. Попа от сидения на холодном тротуаре замёрзла и затекла. Впрочем, весь промёрз до костей — из одежды лишь смирительная рубашка с развязанными рукавами, длинный бежевый осенний плащ, накинутый сверху, да тёмно-зелёные резиновые сапоги двумя размерами больше, чем надо, на босых ногах. Где я? Оглядываюсь и кутаюсь в плащ. Я под каким-то широким бетонным мостом с огромными балками, поддерживающими его с разных сторон. Река. Рассеянно подхожу поближе к ней, чтобы посмотреть на воду, которая достаточно быстро несётся куда-то вправо. Надо мной периодически раздаётся гул колёс. Надо куда-то идти, надо что-то делать и как-то спасаться... Но что делать такому подозрительному человеку, как я, которого, скорее всего, уже разыскивает полгорода? В животе урчит. Я ещё и проголодался. Да уж! Так я долго не протяну.

В полной прострации гляжу на тротуар, уходящий куда-то вдоль реки вниз и направо. Потом смотрю на него же, уходящего в противоположную сторону. Вздыхаю и решаю идти по первому.

Ноги еле волокутся. Усталость во всём теле после всех этих испытаний. Болят мышцы живота, спины и почему-то ещё на ногах. Слабенький ветерок подталкивает меня в спину, обдавая недружелюбным холодком. Тебя ещё не хватало! И так всё отвратительно, а тут ты ещё!

Куда я иду? Да никуда. У меня тут нет друзей, у меня тут нет своей жизни. Я здесь абсолютно чужой, и мир этот ни капли не понимаю. Только Игорь как луч солнца из-за туч появился на какое-то время, но затем сразу же исчез, ничего не объяснив, лишь пролепетав что-то невнятное о том, что ему чего-то там нельзя. Значит и его прижали. А из Ромки вообще чёрт знает что сделали... Если это всё-таки был Ромка... А Дагни?

Я останавливаюсь и задумываюсь, непроизвольно наморщившись, копаясь в своих мыслях.

Была же такая девушка, которую звали Дагни? Ведь была? Кажется, да. Но когда она было и с кем, я не могу точно сказать. Наверно, со мной, но я в этом не уверен.

Плюнув на холод и пронизывающий ветер, понимая, что со мной покончено, схожу с тротуара и иду вдоль реки по мокрой утренней траве. Сапоги сразу же собирают на себе капельки росы. Слежу за тем, как ноги болтаются в них, периодически поднимаясь над землёй...

А что там Игорь бормотал про то, что нужно попытаться вспомнить? Вспомнить что-нибудь из той своей, спокойной размеренной жизни, которой я вечно был недоволен? Удивительно, какой вожделенной она стала теперь, когда я попал в такие условия. А до этого, оказывается, вечно ныл про себя: то на работе завалили, кучу бумаг писать надо, то филиалы задолбали своими дурацкими вопросами, то домой возвращаешься, а там Дагни нет... Дагни. Значит она всё-таки была?..
Я прохожу мимо разложенного потёртого деревянного складного стульчика. Наверно, какой-нибудь дедушка по вечерам выходит на улицу, садится, закидывает удочку и любуется на закат... Посижу немного... Смахиваю полой плаща капли с поверхности стула, сажусь и лениво растягиваюсь на нём. Руки в карманах плаща, голова — в воротнике, носки сапог обращены друг к другу, взгляд уставлен куда-то вперёд, холодно, а наплевать.

А какой она была? Я, ведь, действительно припоминаю, что она была, но вспомнить её образ никак не могу. Такое ощущение, будто он какой-то плавающий, изменяющийся — никак не поймать. Давай попробуем вспомнить по деталям. Её глаза. Голубые. Или серые? Или зелёные? Какие? Не помню, хоть убей! Но какие-то затягивающие и манящие... А нос? Или носик. Скорее носик. Однако ничего кроме нейтральных «изящный» и «милый» в голову не лезет. Губки... Бесполезно! Так я её никогда не вспомню.

Тяжело вздыхаю и отвожу взгляд в сторону моста. Тот своими весом и тяжестью внушает уважение. А мощные упоры, на которых он стоит, властно разделяют воду на потоки, из-за чего та закручивается и бурлит...

Неожиданно что-то очень знакомое и навязчивое вылезает и чешется в затылке. Мост был в своё время определяющим в моей жизни. Если бы я послушался зова и сделал шаг в сторону той тёмной массы, когда в поисках Дагни бродил по городу, всё было бы иначе...

Следуя необъяснимому импульсу, вскакиваю на ноги и, хлюпая сапогами, бегу к мосту.

Надо попробовать. Мысль совершенно сумасшедшая и странная, но мне всё равно особенно ничего другого и не остаётся.
Поднимаюсь по лестнице, и вот я уже на мосту, бегу по пешеходной дорожке к середине. Рядом ездят машины и троллейбусы, водители и пассажиры косятся на меня с недоверием. Ну, и чёрт с вами!

Добегаю до середины моста и смотрю на реку, свесившись через перила. Ветер здесь дует сильнее и опять подталкивает меня в спину, как будто помогая решится...

Тёмная густая масса с хаотически закручивающимися водными потоками, такая холодная и нейтральная, но такая притягательная, такая манящая...

Взвешиваю все за и против в голове, поглядываю по сторонам и решаюсь. Киваю сам себе, хватаюсь руками за холодные чугунные перила, перелезаю через них и стою на бордюре, держась двумя руками.

Раз.

Рядом останавливается машина.

— Эй, парень! Ты чего? Ты в порядке?

Я в порядке, да. Сейчас буду ещё в большем порядке... хотя звучит эта мысль совершенно безумно.

Два.

— Ты это брось! Есть тысяча и одна вещь, ради которых можно жить!

Тысяча и одна? Кто ж спорит?! Только мне чтобы снова жить нужно сделать всего одну... точнее всего один шаг.

— Чтобы там с тобой не стряслось, всё это неважно.

Три!

Отпускаю руки и подаюсь телом вперёд.

Прекрасное чувство полёта с замиранием сердца. В голове мелькают образы моих жизней. Их несколько. Была жизнь в сумасшедшем доме, была жизнь под мостом, и есть жизнь где-то там, с Дагни. И образ Дагни неожиданно всплывает передо мной, она улыбается мне, она рада тому, что я нашёл решение. Я иду к ней. Я лечу.

И темнота...


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).