Арт - Творчество

Глыбы

Я созвонился с Кириллом и попросил его встретиться со мной в течение дня, чтобы помочь мне с решением одной проблемы. Конечно же, я имел в виду тот самый разговор с Владимиром Алексеевичем. Кирилл отвесил едкий комментарий о том, что я уже достаточно взрослый для того, чтобы самостоятельно себе менять подгузники, на который я в свою очередь отпустил комментарий о том, что ему уже пора бы вырасти и перестать вести себя как ребёнку. Впрочем, несмотря на свои едкость и цинизм, Кирилл обычно помогал мне, и мы после небольшой беседы с колкими комментариями в адрес друг друга договорились встретиться у станции метро «Чернышевская». Я должен был подъехать на машине и подобрать его там в районе трёх часов.

Предчувствуя, что это всё может надолго затянуться, я сказал Диме, что уезжаю на важную встречу и, возможно, уже не вернусь в тот день в офис. Тот с еле заметным огоньком в глазах сказал, что понял меня.

Уже в два часа, в предчувствии пробок, я нацепил на себя своё пальто, окинул взглядом кабинет, прикидывая, нет ли никаких экстренных дел, ради которых стоило бы вернуться, еле заметно кивнул и пошёл к лифту.

Ожидая приезда лифта, я прокручивал в голове разные варианты дальнейшего развития событий в своей жизни. Был ли у меня выбор? Мог ли я как-то выкрутиться из ситуации с Владимиром Алексеевичем? А нужно ли мне это вообще? Может, это и неплохо? Может, это возможность для дальнейшего развития?

Двери открылись, я поднял взгляд. В лифте стояла очаровательная молодая девушка среднего роста (чуть ниже меня) с длинными, чёрными прямыми волосами, маленьким носиком и хитрыми живыми глазами серо-зелёного цвета. На ней были тёмно-серые монотонные брюки и плотно застёгнутый красный плащ, под которым виднелся изящный шёлковый красно-зелёный шарфик. Я улыбнулся и вошёл в лифт.

— Привет, — сказал я.

— Привет, — медовым голосом ответила она и улыбнулась.

— На первый этаж? — спросил я.

— Угу, — кивнула она, не снимая улыбки с лица.

Двери лифта закрылись, и кабинка направилась вниз.

— Работаешь здесь?

— Заказчик здесь.

— А кто? Телеканал «СТО»? — поинтересовался я с целью поддержать разговор.

— Да, они. А откуда ты знаешь? — удивилась она и запорхала ресницами.

Я неопределённо дёрнул плечом и напустил туману:

— Почувствовал... У тебя не бывает такого, что ты просто что-то чувствуешь, просто знаешь, что оно так, и всё тут?

— Бывает, да, — поражённая тому, что я об этом заговорил, подтвердила она и опять улыбнулась.

— Игорь, — протянул я ей руку.

— Стелла, — протянула она свою в ответ.

Я взял её тонкие пальчики и задержал их в своей руке, глядя ей прямо в глаза.

— Какие у тебя интересные пальцы, — отработанными фразами продолжал я диалог. — Мне кажется, они могут очень многое рассказать...

— О чём же? — не отнимая руки, с небольшим вызовом смотрела она, не отводя взгляда.

— О тебе, о твоём прошлом и будущем.

— И ты мне расскажешь?

— Обязательно, — подтвердил я, — только, возможно, не сейчас, а как-нибудь за ужином... Как ты смотришь на то, чтобы сегодня поужинать в каком-нибудь ресторанчике на Крестовском острове?

— Можно, — согласилась она. Впрочем, она и не могла не согласиться, подобные вещи уже срабатывали несколько раз, тут я уже руку набил...

Лифт остановился, дверь открылась, её рука ловко выскользнула из моих пальцев. Она вышла первой, я последовал за ней.

— Как насчёт восьми часов вечера? — бросил я ей вдогонку.

Она, не останавливаясь, чуть повернулась в мою сторону, надула губки и чуть поморщилась.

— Восемь будет слегка рановато. Я ещё буду занята.

— Девять?

— Хорошо, девять.

— Куда мне подъехать?

Она остановилась справа от выхода из центра и начала копаться в сумочке, поддерживая её левой ногой. Затем достала визитную карточку, ручку, набросила сумку на плечо, прислонила визитку к колонне и написала что-то на ней ручкой. После этого сунула ручку обратно в сумку и с очередной очаровательной улыбкой протянула карточку мне.

— Вот адрес. Буду ждать в девять в этом кафе.

— Договорились. А ты сейчас куда? Может, подвезти?

Она посмотрела на часы и, чуть поморщившись, сказала:

— Нет, мне ещё тут надо подождать шефа.

— Ладно, — чувствуя, что мне не стоит оставаться, заключил я. — Тогда до встречи... Стелла.

Пока-пока, — легко бросила она.

Я направился к выходу, искоса поглядывая на неё. У меня неожиданно образовались хорошие планы на её счёт на сегодняшний вечер...

Перейдя улицу, лавируя между машинами, я дошёл до своей Suzuki и сел в неё.

Далее почти в течение часа я добирался по пробкам до «Чернышевской», попутно слушая радио «Эрмитаж» с лёгкими мыслями о Стелле в голове, благодаря которой то ли позабыв о своих проблемах, то ли просто не желая пока к ним притрагиваться.

В без пяти три я подъехал на улицу Чайковского и припарковался напротив метро. Кирилл не заставил долго себя ждать и практически возник из ниоткуда, подошёл к двери пассажира и постучал в стекло. Я впустил его.

— Привет, — только и буркнул озабоченно он.

— Привет, — улыбнулся я и неожиданно почувствовал, что улыбка тут совершенно не к месту. — Куда едем?

— Выбирайся из города. Едем ко мне на дачу, — повелительно заявил он.

— На дачу? — не скрывая своего удивления возмутился я. — Это далеко от города?

— Это у Волхова.

— Ты сдурел?! — вспылил я. — Я тебя туда не повезу! Туда же в одну сторону часа три, наверно, ехать.

— Два тридцать... И обратно столько же. Но мне в любом случае надо туда попасть сегодня, и я попаду туда либо с тобой, либо без тебя, — он посмотрел на меня жёстким непроницаемым взглядом, дав понять, что сейчас у меня особого выбора нет.

Я немного помялся. С одной стороны мне жутко не хотелось везти Кирилла чёрт знает куда, да ещё и два с половиной часа и беседовать с ним в течение всего этого времени. С другой стороны я чувствовал, что мне нужно с кем-то посоветоваться по поводу всей возникшей ситуации, и только Кирилл может мне помочь. Тяжело вздохнув, я нехотя согласился:

— Ладно, — и бросил взгляд на часы на магнитоле. — Только в восемь мне уже надо быть в городе.

— До восьми тебе надо ещё суметь дожить, — мрачно заметил Кирилл, чем окончательно убил во мне остатки хорошего настроения.

— Мы тронулись с места.

— Мне надо на Мурманское шоссе выруливать? — сухо спросил я.

— Да, — твёрдо ответил он.

В голове начал складываться маршрут моей поездки, и я последовал ему. Нужно было добраться до набережной, потом — до Валадарского моста, а затем — практически по прямой до Мурманского шоссе.

Пока мы ехали по Кирочной Кирилл был угрюм и молчал, как будто что-то просчитывая в голове. Я, вспоминая наш уговор с Ромкой, и уже в большой степени по привычки ни о чём не думал, а просто внимательно следил за дорогой.

— И в чём же проблема? — неожиданно спросил меня Кирилл, когда мы уже практически выехали на набережную Невы. Я даже не сразу понял, что он имеет в виду, поэтому, чуть поморщившись, спросил:

— Что?

— Ты же не просто так решил со мной встретиться. У тебя там какая-то проблема, нужна помощь. Ты же со мной всегда встречаешься только для того, чтобы решить собственные проблемы.

Он посмотрел на меня своим фирменным высокомерным взглядом и, не меняя его растянул губы в деланной улыбке.

— А... — вспомнил я. — Есть такое дело...

— Дело есть всегда, — не давал мне рассказать Кирилл, но в этот раз я не зацикливался на том, что он меня перебивает и отпускает свои едкие комментарии.

— Меня вызвал хрен из администрации к себе в кабинет и сказал, что я фактически должен начать работать на него.

У Кирилла скептически поднялись брови.

— Это было предсказуемо.

— Да, пожалуй, — с небольшой обидой в голосе нехотя согласился я. — Но передо мной сейчас развилка — два пути: я могу попытаться затесаться в доверие к этому номенклатурщику и далее, может, спустя какое-то время, добраться до власти и попытаться исправить этот мир, сделать его лучше... или же плюнуть на всё это, перевести серверы за рубеж и пытаться работать оттуда.

— И ты наивно полагаешь, что один из этих вариантов имеет хоть какие-то шансы быть осуществимым? — цинично спросил Кирилл.

— Я считаю... нет, даже знаю, что я могу легко осуществить любой из них, — с некоторой гордостью за себя, ответил я. — В конце концов за последнее время жизнь моя стала приходить в некоторый порядок и слушаться меня.

— Это, конечно, круто! — опять язвил Кирилл. — Да только для таких вещей тебе нужно больше энергии. Как ты можешь изменить что-то, если тратишь всю свою энергию на каждодневную работу допоздна, алкоголь и беспорядочные сексуальные связи?

— Это раньше я всю энергию тратил... Сейчас я чувствую, что живу, чувствую, что это всё для меня ничего не значит, чувствую, что...

— ...ты идиот, — грубо, но неэмоционально прервал меня Кирилл. — Того, что ты чувствуешь хватает только на фокусы для кухарок. Для того, чтобы действительно что-то в жизни изменить, тебе надо усиленно работать над собой. Ты не поднимешь ни одну из этих глыб, которые мне только что описал, пока не начнёшь собирать энергию...

— А, ну, да... Сейчас ты мне, конечно же, дашь какой-нибудь универсальный рецепт, и я буду жить долго и счастливо до возникновения следующих проблем... Или ты меня так пытаешься наставить на путь истинный, заставить бросить пить и общаться с женщинами? — усмехнулся я.

— Нет. Это тебе не поможет.

— Тогда получается, что ты критикуешь, но сам ничего не предлагаешь, — меня немного злила позиция Кирилла, и я неосознанно начал вести машину чуть более агрессивно.

Мы проехали под Валадарским мостом, и я начал выворачивать на него, чтобы выехать на Мурманское шоссе.

— Нет. Ты просто невнимателен. Тебе нужно серьёзней заняться осознанными сновидениями — только благодаря им ты сможешь научиться осознавать себя в нужных тебе местах в любой момент времени. И только благодаря им ты сможешь собрать нужное количество энергии... Но для этого тебе нужно хотя бы дойти до того, чтобы стабильно вылезать в осознанные сновидения и изменять мир вокруг себя по желанию...

— Ты говоришь загадками и, как всегда, не даёшь мне никакой информации! — с обидой в голосе ответил ему я. Удивительно, как у этого человека получалось каждый раз несмотря ни на что, вызывать во мне такую злость и выводить меня из себя. — Чему я должен научиться? Как я по твоему это сделаю, если всё, что ты мне говоришь — это «стань лучше», да «работай»?!

— Начни с того, чтобы просто осознавать себя круглые сутки, — не обращая внимание на мою обиду, непробиваемо ответил Кирилл, — и во сне чётко понимать, что ты спишь. После этого попробуй заснуть во сне и проснуться во сне осознанным... Как сделаешь это, можем снова поговорить. А пока этот разговор больше не имеет смысла.

Кирилл уставился в своё окно и о чём-то задумался.

— Всё равно ты мне не даёшь ответа на мой вопрос, — с досадой в голосе бросил в его сторону я, на мгновение оторвав взгляд от дороги.

Он никак не отреагировал, как будто вовсе и не слышал меня.

— Я же спросил, как мне быть в этой ситуации с чиновником...

Он молчал.

— Эй! Я же с тобой разговариваю! — уже начал злиться я и чуть прикрикнул.

Кирилл медленно повернул голову в мою сторону и на мгновение жутко испугал меня — в его глазах было что-то страшное, звериной, не от этого мира... они как будто стали желтоватыми и слабо светились. Но это его состояние длилось лишь какое-то малое мгновение, а потом быстро исчезло, и он проговорил:

— Ты же уже сам всё для себя решил. Чего ты от меня-то хочешь?

Я перевёл взгляд назад, на дорогу, и задумался. Когда я ехал на встречу с Кириллом, то чувствовал жгучую потребность в каком-то совете, касательно моей проблемы. Я и не предполагал, что беседа наша зайдёт в такую степь, и даже не чувствовал, что действительно где-то внутри уже принял решение. Всё, что мне теперь оставалось — это просто следовать выбранному пути, параллельно совершенствуя себя... Все эти мысли свалились на меня как какое-то озарение — совершенно неожиданно и мгновенно.

Точно также неожиданно раздался хлопок сзади, наша машина рванула вперёд, из-за чего я опрокинулся затылком о подушку в сидении. Нога впилась в педаль тормоза, машина заглохла и остановилась. Кирилл громко выматерился, не скрывая своего негодования.

— Мать вашу! — чертыхнулся я вслед за ним. — Что это было? — и, чуть свесившись в середину салона, взглянул через пассажирские сидения назад. Сзади нас жутко помятая и искорёженная, с вывернутыми колёсами, стояла машина «Jaguar»...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).