Арт - Творчество

Столкновение лбами

Каково же было моё удивление, когда из машины, в которую мы врезались, выскочил Игорь и начал сотрясать воздух проклятиями и нецензурными выражениями. Удивительно, но мы с Кириллом без особых проблем вылезли из искорёженной, измятой машины для того, чтобы разобраться в произошедшем и как-то оправдаться. Игорь, увидев меня, лишь кивнул и бросил «Привет», не снимая с себя злости. На Кирилле была улыбка до ушей — очевидно, что поведение Игоря только забавляло его, а разбитый «Jaguar», казалось, и вовсе нисколько не беспокоил.

— Чего ты тут лыбишься? — набросился на него Игорь со всей агрессией, которая в нём была.

Я никогда в жизни не видел его таким разъярённым. Да, бывало, что он злился, да, бывало, что кричал, тряс кулаками и брызгал слюной. Но тут из него лилось как из крана, и было ощущение, что делает он это для того, чтобы избавиться от всего накопившегося за последние дни негатива. Меня это смущало, но почему-то особенно сильно не задевало.

Кирилл взглянул на меня и начал тихо хихикать над Игорем. Но тут из машины Игоря вылез незнакомый белобрысый молодой человек с наглым выражением лица, достал сигарету и закурил, дерзко поглядывая на Кирилла исподлобья. При этом взгляде в Кирилле произошли разительные перемены: улыбка мгновенно сползла с его лица, сам он навострился, стал жёстким и как будто нахохлился как сова, охраняющая свою территорию. Всё это также произвело впечатление на Игоря, и он, выругавшись в последний раз, посмотрел на них и остановил взгляд на мне, как бы задавая немой вопрос: «Это твой Кирилл»? Я кивнул.

Мы стояли с ним как заворожённые и наблюдали за тем, что происходило.

Мой Кирилл стоял неподвижно и не спускал взгляда с Игорева Кирилла. Тот медленно, показывая, что не желает зла, подошёл к нему и кивнул в знак приветствия, не ослабляя жёсткого взгляда. Они глядели друг другу в глаза, абсолютно не моргая, стоя буквально в метре друг от друга. Это явно требовало от них немалой концентрации, я бы такого не выдержал. Да, и Игорь, думаю, тоже.

— Привет, — наконец произнёс мой Кирилл.

— Привет, — с недоверием произнёс Кирилл-курильщик.

Они стояли рядом друг с другом, абсолютно не похожие друг на друга, совершенно разные не только внешне, но и поведением, да и, скорее всего, характерами, но при этом чувствовалось, что силы у них примерно одинаковые, причём у каждого явно в несколько раз больше, чем, например, у нас вместе с Игорем.

Неожиданно их взгляды как по команде ослабли, сами они немного расслабились и завели спокойную беседу.

— Ну, как ты? — спросил мой.

— Да ничё, жив, как видишь, — затягиваясь, процедил сквозь зубы Кирилл Игоря.

— Всё ещё ломаешь людей? — усмехнулся мой.

— Не больше, чем ты, — парировал Игоря.

Неожиданно мой Кирилл повернулся к Игорю и проговорил:

— Извини за машину — что-то случилось с педалью газа. Удивительно, что мы ещё в живых остались.

— Да, ничего, — озабоченно, но всё ещё с раздражением, ответил Игорь.

— Предлагаю вызвать эвакуаторы и замять это дело, — спокойно проговорил мой Кирилл. — Сколько я тебе должен?

— Ну, не знаю, — почёсывая затылок, проговорил Игорь, посмотрел на зад своей помятой машины и цинично заключил: — Ну, тысяч десять...

— Ок, — без единого колебания ответил Кирилл, чем немало удивил не только Игоря, но и меня, и достал из кармана штанов пачку долларов, скреплённых резинкой. — Держи, — протянул он их Игорю.

Тот взял, снял резинку, пересчитал, нахмурился, помялся и, нехотя согласился. Другой Кирилл только хмыкнул на это, после чего сквозь сигарету в зубах процедил:

— А ты остался таким же мягкий и безвольный, каким всегда был. Ничего не изменилось.

— Я неконфликтный, — безучастно через плечо бросил в его сторону Кирилл.

Пока Игорь вызывал эвакуаторы, Кириллы успели обменяться короткими фразами на тему погоды и пробок, периодически отпуская в сторону друг друга едкие комментарии. Ясно было, что они знакомы, причём давно, ясно, что как-то связаны друг с другом, но неясно, почему готовы были разговаривать лишь о погоде.

— Ну, ты как? — спросил я у Игоря, выкроив момент для того, чтобы подойти к нему и поболтать.

— В норме, — поморщившись ответил он. — Только странно это всё немного.

— Что именно?

— Ну, эти двое. Посмотри на них, — кивнул он в сторону Кириллов. Те стояли рядом друг с другом, засунув руки в карманы и практически ни о чём не говорили, изредка только перекидываясь одним — двумя словами. — Явно что-то тут не чисто, чувствую просто, а в чём дело, понять не могу.

— Да, — согласился я. — Вроде, и знают друг друга, а держатся на расстоянии и даже опасаются друг друга.

— Ну, и что ты узнал о своём Кирилле? — неожиданно спросил у меня Игорь.

— В смысле «что узнал»?

— Ну, мы же, вроде бы, хотели узнать о них побольше и столкнуть их лбами... А тут они каким-то образом сами столкнулись... соответственно, хочется узнать, что мы о них успели узнать за это время.

Я неопределённо повёл плечом.

— Знаю только, что мой называет себя «конструктором» и в последнее время направил меня на перепросмотр и увеличение осознания.

— Перепросмотр? — прищурившись переспросил Игорь.

— Да, это практика такая: сидишь и переживаешь моменты из своей жизни... Тебе твой ничего такого не рассказывал?

— Нет, — помотал головой Игорь. — Мой делает упор на осознанные сновидения.

— Занятно, — задумался я. — Мой наоборот говорит, что мне лучше к ним вообще не прикасаться, мол, лучше заниматься реальным миром, а не летать в облаках.

Кириллы неожиданно одновременно посмотрели на нас и синхронно улыбнулись, как будто всё слышали. Только улыбки у них были совсем разными: у одного это была скорее гримаса с тенью презрения, а у другого — отеческая усмешка над шаловливым ребёнком.

— Очень интересно. Ну, мы хотя бы выяснили, что они действительно как-то связаны друг с другом. Понять бы, как именно...

Неожиданно Кириллы синхронно двинулись в нашу сторону.

— Ну, что, сплетничаете? — спросил мой Кирилл.

— Да не то, чтобы... Просто тут обсуждаем, у кого как дела.., — оправдался Игорь.

— А чего тут обсуждать? — процедил Игорев Кирилл. — У этого, — он кивнул в мою сторону, — всё плохо. Менты только делают вид, что разыскивают его, а на самом деле прекрасно знают, что он живёт у Миши. Так что, если он начнёт опять выпендриваться, спокойно накроют его и утихомирят. Чудо будет, если он в живых останется в течение ближайшего года, и его не предадут все его друзья. А этот, — он кивнул в сторону Игоря, — пошёл на сговор с чиновниками для того, чтобы пропихнуть свой проект, оправдывая это своё действие благородными идеями об исправлении системы изнутри... Но его судьба тоже не самая лучезарная, потому что с гиенами не договариваются — те имеют привычку хихикать, когда ты с ними говоришь, и нападать, когда ты спишь.

— Что за чёрт? — с досадой проговорил я и посмотрел на Игоря. — Эти уроды меня плющат, я спокойно по городу не могу перемещаться, а ты с ними договариваешься?

— А что ты предлагаешь? — развернулся в мою сторону и с непробиваемым выражением лица спросил он. — Меня прижали, сказали, что с дерьмом смешают, а тебя, между прочим, вообще сразу же посадят, если я не стану с ними сотрудничать! — тут Игорь начал вскипать. — Я вынужден идти на сговор с ними для того, чтобы обезопасить себя, своих родных и близких! Думаешь, мне самому это нравится?..

— Не надо мне так помогать, пожалуйста! Лучше уж я как-нибудь сам, — я жутко расстроился, но понимал, что Игорь отчасти прав, а я, по сути, должен ему за всё то, что он для меня сделал.

— Ага, «не надо мне помогать»... и это после всего того, что я для тебя сделал?.. — совершенно объяснимо вспылил Игорь. — Ну, спасибо, Ромочка! Хрена лысого ты теперь от меня получишь. Сам решай свои проблемы!

Я промолчал и просто отвёл взгляд. Игорь пыхтел и краснел. Я понимал, что он в некоторой степени прав, но также и понимал, что всё это в нём происходит не по его воле, а по его незнанию, непониманию, не осознанию. Если бы он осознавал себя, был тотальным в тот момент, то не сотрясал бы зря воздух. Впрочем, я тоже витал в облаках — начал почему-то обижаться на него, хотя всё понятно, всё объяснимо и всё совершенно глупо. Эта мысль меня привела в чувства. Я посмотрел по сторонам и вдохнул полной грудью. Усмехнулся. Каково же было моё удивление, когда Игорь усмехнулся одновременно со мной. Я взглянул на него и увидел, что всю эту злость с него как рукой сняло. Он стоял рядом и улыбался.

— Брось, Ромка! Всё фигня. Я вспылил.

— Извини меня, дружище! — улыбаясь произнёс я. — Не думай, что твоя помощь мне ненужна и прошла зря, я всё это очень ценю и...

— Забей, — перебил он, после чего повернулся к своему Кириллу и с самодовольным выражением лица спросил. — Ну, а ты мне не хочешь рассказать, как познакомился с этим длинным, — он кивнул в сторону моего Кирилла.

Его Кирилл снизу вверх посмотрел на моего (мой всё-таки был почти на голову выше) и произнёс:

— Зачем тебе это? Это прошлое.

— Ну, просто вы знакомы, вы оба конструкторы и неожиданно решили заняться нами... Совпадение? — спросил Игорь.

— Да, — сухо бросил мой Кирилл тоном, не подразумевающим сомнений.

— Быть не может! — уверенно заявил Игорь, посмотрев в его сторону. — Тогда как же так выходит, что вы оба рассказываете нам о линиях, оба говорите об увеличении осознания, осознанных сновидениях и перепросмотре?

— Я не рассказывал ничего про осознанные сновидения.., — смутился мой Кирилл, но второй не дал ему закончить и бросился в атаку:

— Смотри-ка, бурундучки решили устроить заговор и пытаются нас запутать, — с самодовольной надменной ухмылкой бросил он. — Я тебе, Игорёк, вообще ничего никогда не рассказывал. Может, это тебе приснилось, а может, ты у кого-то выспросил. Да только я-то тебя никогда ничему не учил. Ты сам учишься.

На этот раз наступила очередь Игорю смутиться, но тут уже я его поддержал:

— Это, однако, не даёт ответа на вопрос о том, что же вы задумали.

— Что мы задумали? — злобно произнёс Игорев Кирилл и начал ко мне приближаться. — А, может, я задумал тебя извести и испепелить? Изничтожить?

В глазах помутнело, кожа зачесалась, после чего я почувствовал себя совершенно иначе, как будто я находился в другом теле — я стал слышать звуки по-другому, цвета вокруг меня стали более насыщенными и дыхание стало более сбивчивым, неродным и неровным. Пространство вокруг меня сузилось, и я оказался в полной темноте, вплотную, лицом к лицу с Игоревым Кириллом. Он злобно смотрел на меня и ухмылялся, глаза его стали демонически-желтоватыми, такими, что даже захотелось перекреститься и прочитать молитву — авось поможет.

— Ну, что, Роман, ты ещё не понял, кто ты на самом деле и где твоё место? — выплеснул он мне в лицо

— Что? — попытался я прийти в себя, испытывая приступ дичайшего страха.

Вокруг нас была полнейшая чернота — от всего того пейзажа, окружавшего меня несколько секунд назад, не осталось абсолютно ничего.

— Сколько ты ещё будешь бегать от себя и своей сущности, прятаться за чужими масками и спасаться на чужих проекциях?

Я оторопел, не понимая ни слова из того, что он говорил.

— Взгляни на себя, посмотри на свои руки, — говорил Кирилл, не отводя своего давящего взгляда.

Я собрался с силами, сконцентрировался и поднял руки, пытаясь посмотреть на них. Они были как в тумане, от них шёл плотный белый пар такой интенсивный, который не позволял их увидеть и который полностью закрыл Кирилла. С такого большого расстояния они были не видны, поэтому пришлось поднести их к самому лицу. Только в паре сантиметров от глаз пар рассеялся, и я обнаружил, что они совершенно другие — пахнут абсолютно непривычно и выглядят совсем по-другому: пальцы короче и толще, ногти более короткие и ровно стриженные. Неожиданно для себя я осознал, что всё это нереально, что я сплю, что на само деле я нахожусь в совершенно ином месте. И тогда Кирилл удовлетворённо хмыкнул и начал удаляться от меня куда-то вверх и вдаль, пока не превратился в большую яркую полную луну на небе, а я не проморгался, протёр глаза и почувствовал, что лежу на стоге сена и смотрю на небо.

— Егор? — мечтательно обратилась ко мне девушка, лежащая рядом. — А ты когда-нибудь мечтал оказаться в каком-нибудь совершенно ином месте, в котором не было бы драконов, ведьм и магов?..


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).