Арт - Творчество

Мир драконов

— Что за ерунду ты несёшь? — спросил я Лизу и поморщился, продолжая глядеть на звёзды. — Как ты себе представляешь мир без драконов?

— Ну, включи воображение, — обратилась она ко мне и неожиданно забралась на меня, оказавшись ко мне лицом к лицу.

— Ой! — сделал я вид, будто мне тяжело. На самом деле она была лёгкой как пёрышко. Особенно, если сравнивать с теми доспехами, которые мне иногда приходилось надевать.

Короткий поцелуй в губы, после чего она скрестила руки у меня на груди, положила на них голову, улыбнулась и, болтая ножками, продолжила:

— Не уж то ты никогда не фантазировал? Не уж то не представлял себе какие-нибудь другие миры?

Неожиданно её прекрасное личико с родинкой на правой щеке, точёными тонкими бровями и зелёными глазами стало скрываться за клубами дыма, появляющегося из ниоткуда перед моими глазами, а звонкий голос как будто оказался в маленькой деревянной коробочке. Я поморщился, протёр глаза и посмотрел на неё. Всё пришло в норму.

— Фантазировал, конечно, — продолжил я как ни в чём ни бывало. — Но, ведь, такой мир не имеет смысла. Он же просто не сможет существовать!

Лиза тяжело вздохнула и положила голову на мою грудь, прислушиваясь правым ухом к моему мерному дыханию, после чего грустно выговорила:

— Просто я иногда думаю, что без этих всех дурацких драконов, без магов, без этого верховного магистра, жизнь была бы значительно лучше и проще...

В воздухе повисла пауза.

Я понимал, почему Лиза заговорила об этом — вся деревня уже несколько недель находилась в страхе из-за одного дурного дракона, который с месяц назад стал прилетать и похищать коров, а теперь и вовсе обнаглел — начал набрасываться на мирных жителей. Пару дней назад он утащил к себе в пещеру пастуха, и люди теперь боялись выходить в поле. Только мы с Лизой (сумасшедшие влюблённые) обнаглели настолько, что без особой боязни выбрались в поле: я по какой-то причине считал, что будучи в стоге сена нам ничего не грозит, а Лиза просто безгранично верила мне. Возможно, это всё было из-за моей самоуверенность, возможно — из-за моей бесшабашности, а, может, виной всему был план, который я вынашивал уже несколько дней в своей голове и собирался осуществить сегодня ночью.

— Егор? — обратилась ко мне Лиза, не убирая головы с моей груди.

— М? — искоса попытался взглянуть на неё я, стараясь не беспокоить её лишними движениями.

— А что будет с нами?

— Что за дурацкий вопрос: «что будет с нами»? — усмехнулся я. — Конечно же, мы все умрём! — съехидничал я и неожиданно поймал себя на мысли о том, что это вполне возможное развитие событий, если не усмирить дракона в ближайшие дни...

— Да нет же, я про нас с тобой...

— Что с нами?

— Вот и я тебя спрашиваю: что с нами?

Я задумался.

Сейчас, когда Лиза лежала у меня на груди, весь остальной мир не имел для меня ни малейшего значения. Сейчас были только мы, а всё прочее было просто фоном. Вот есть мы, а на заднем плане, где-то высоко в облаках, летает дракон. Вот есть мы, а на заднем фоне, где-то далеко, деревня со своими жителями и предрассудками. Вот есть мы, а где-то за кулисами, в другом мире, наши планы на будущее: большой город, большой дом, дети... И что там с нами было, что там с нами будет, меня абсолютно сейчас не интересовало, потому что всё это из области фантазий, несбыточных, нереальных миров. А реально только то, что есть сейчас. А сейчас Лиза лежала у меня на груди и прислушивалась к моему дыханию, ожидая ответа на свой странный вопрос.

— С нами всё хорошо, счастье моё! — успокаивающе тихо проговорил я. — Что тебя беспокоит?

— Да просто... — неопределённо ответила она и замолчала. И, ведь, как будто чувствовала что я затеял что-то неладное... А, может, просто совпадение?..

Мы провалялись в стоге сена в полном молчании ещё несколько минут, после чего она неожиданно резко вскочила хлопнула меня по груди ладонями и заключила, испытующе глядя на меня:

— Ну, всё, мне пора домой.

Обычно в такие моменты я притягивал её к себе и говорил, что дом ещё сможет подождать пару минут, после чего оказывался на ней целующим её ушки, шейку, грудь..., но сейчас я не хотел этого делать, так как затягивать больше было нельзя — к горлу подплыли досада и грусть, которые мне теперь предстояло сглотнуть и заменить печальной улыбкой.

— Да, пожалуй, пора, — без особого энтузиазма согласился я.

Лиза слезла с меня и начала поправлять юбку, застёгивать кофточку и приводить в порядок свою причёску. Я в свою очередь тоже поднялся и принялся оправлять одежду. Потом протянул ей руку и, сжав её хрупкие маленькие пальчики, направился с ней в деревню.

Пешком по полю, освещённому полной луной и небесным морем, усеянном звёздами, туда, к деревне, назад, к вечным раздумьям, суете и проблемам, прямиком к её дому. У забора мы остановились, она повернулась ко мне, вопросительно посмотрела снизу вверх в глаза, затем, не получив ответа на не заданный вопрос, встала на цыпочки, поцеловала меня в губы, бросила: «ну, пока» — и убежала.

Ещё около минуты я стоял, глядя ей в след, возвращаясь к своим мыслям-драконам, поголовье которых с уходом Лизы резко возросло.

Один дракон летал с именем «что же мне делать по жизни». Он был не самым крупным, но достаточно назойливым: я умел неплохо драться, я умел неплохо охотиться, я умел неплохо выращивать овощи, я умел неплохо собирать урожай... я даже умел неплохо чинить доспехи — я всё умел делать неплохо, но ни в чём особенно не преуспел. Я был неплохим человеком.

Второй дракон назывался «семейная жизнь». Он был уже покрупнее и в моём воображении принимал страшные формы: представить себя женатым человеком, который с утра уходит на работу, весь день пашет, вечером возвращается домой, к располневшей тучной жене, которая его уже как объект любви абсолютно не интересует, и детям, которых всё время надо кормить и воспитывать, мне было очень тяжело... Я не был готов к спокойной мирной семейной жизни. Мне всегда казалось, что я достоин большего, что я был послан на эту планету для чего-то более значимого и важного. Быть добрым семьянином и отцом семейства никак не вписывалось в мою картину мира.

Третий дракон носил имя «чужак». И он был самым большим, противным и внушающим жуткий страх: живя в деревне, я не чувствовал себя в своей тарелке, я всё время чувствовал себя чужаком, причём, даже не столько чужаком именно в этом месте, сколько в целом в этом мире, в это время. Чувство того, что вообще-то я должен жить другой жизнью в каких-то других условиях, меня не покидало уже достаточно давно. И только с Лизой оно притуплялось, и становилось очевидно, что жизнь вот она, а всё остальное — игра моего воображения.

С такими и более мелкими, менее значимыми, драконами я добрался до своего дома. Там, убедившись в том, что все уже спят, я прокрался в свою комнату, взял кольчугу, шлем, отцовский длинный двуручный меч и, стараясь не звенеть и не шуметь, вышел из дома и направился в сторону поля.

За драконом я следил чуть ли ни с момента его первого появления в наших краях и успел отметить для себя, что в это время суток он частенько пролетает как раз над полем в поисках шальной добычи на ночь. Так же я заметил, что каждый раз эта гадина хватала свою добычу исключительно зубами, что несколько не характерно для драконов в целом. А прямо перед тем, как цапнуть, буквально за одну — две секунды до этого, у него обычно раздувались ноздри. Именно эти наблюдения и должны были мне помочь в его убийстве.

Кольчуга, которую я прихватил с собой, навряд ли серьёзно помогла бы мне в битве с этой тварью, но она внушала мне некоторую уверенность в себе — вроде бы так себя чувствуешь чуть более защищёно, хотя разум подсказывал, что этой твари достаточно укусить меня разок, и всё будет кончено, хоть нацепи я на себя тяжёлые латы...

Двуручный меч был взят как единственное действенное оружие против монстра. Какое-то время назад дракона пытался застрелить из лука один из крестьян нашей деревни, однако стрелы от толстой шкуры монстра, конечно же, отскакивали, не оставляя ни царапины. Зато это жутко разозлило дракона, и тот сожрал крестьянина вместе с луком, даже практически не пережёвывая его.

Мысль об убийстве этой твари уже давно засела у меня в голове, но я не знал, почему именно я должен убить дракона, и зачем мне это вообще нужно — просто чувствовал, что так надо, что иного пути, иного решения у меня просто нет. Конечно, можно было бы и дальше высиживаться в деревне и ждать, когда верховный магистр пришлёт отряд на уничтожение монстра, но когда они ещё прибудут? А, вдруг, за это время что-нибудь случится с Лизой, которая чуть ли ни раз в два — три дня должна ходить в лес собирать лечебные травы, ягоды и коренья?.. Нет, конечно же, этого я допустить не мог. Возможно, именно поэтому я и решил убить эту тварь.

И вот со своими разношёрстными мыслями я иду по полю, по колено в траве, активно прислушиваясь и стараясь не обращать внимание на свои страхи, понимая, что дракону, который может появиться уже в любую минуту, нельзя дать застигнуть меня врасплох. Трава шелестит, ветер слегка подвывает, кольчуга тихо позвякивает, ноги периодически приминают пересохшие веточки. Светит полная луна, на небе ни облачка, звёзды робко подмигивают мне, как будто оказывая мне моральную поддержку. В поле стоит запах сырой росы и сладкий привкус одуванчиков.

В голове неожиданно всплывает эпизод с одуванчиковым полем из одного из моих сновидений и опять дым застилает мне глаза, но я мотаю головой, стряхивая наваждение с волос.

И тут вылетает он. Чуть впереди, из-за деревьев, прямо передо мной. Зависает на мгновение в воздухе, оценивая возникшую перед ним картину и, увидев меня, издаёт жуткий крик и кидается в мою сторону. Вот он! Момент настал! Я выхватываю меч и встаю в боевую позу, сжавшись как пружина, но не двигаясь. Бежать нельзя, хотя коленки немного трясутся. Дышу ровно, и стараюсь держать себя в руках, хотя сердце колотится как бешеное. Ещё чуть-чуть, ну же! Ближе!

А туша дракона летит камнем в мою сторону, теряя высоту, расправив крылья. И глаза его демонически-желтоватые хищнически зафиксированы на мне, а уже от одного взгляда мне становится не по себе и сердце холодеет. Но назад ходу нет. Я должен это вытерпеть, я должен победить этого дракона!

И вот он уже совсем близко, и вот его ноздри раздуваются, и я уже чувствую запах перегнившего мяса, застрявшего какое-то время назад в его зубах, и я резко отпрыгиваю в правую сторону и наношу удар в направлении, в котором я только что стоял как вкопанный. Меч прорезает шкуру, а я уже знаю, что удар смертельный. Туша дракона с грохотом падает, и по инерции своим крылом сминает меня в клубок и прижимает к земле. От боли, пронзившей позвоночник и впившейся мне в голову, из моего рта раздаётся сдавленный крик, а перед глазами встаёт всё тот же сизый дым, за котором слабо видны драконьи глаза, тускнеющие каждую секунду. И я знаю, что дракон убит, причём ни один, а все вместе... И я знаю, что я свободен... И кто-то хлопает ладонями по моему лицу и приговаривает: «Рома! Рома, очнись!».


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).