Арт - Творчество

Смена убежища

— Рома, приди в себя, — тряс меня за плечи Миша.

Линия достаточно быстро выстроилась и обрела чёткость. Я на кухне, стою где-то посередине между столом и плитой, и держу в руках без хваталок за горячие металлические ручки кастрюлю с супом. В момент осознания своего положения мои руки непроизвольно разжались и кастрюля с супом переворачиваясь в воздухе устремилась в сторону пола... Но в какой-то момент, буквально в промежутке, величиной с долю секунды, я почувствовал, что могу потянуть кончиками пальцев за линию как за натянутую леску и предотвратить падение. Движение пальцами в воздухе и кастрюля как марионеточная, на верёвочках, поднялась вверх и вместе с супом, притягивающимся к её стенкам в нарушении физических законов, спокойно легла на край стола.

Миша, отскочивший от меня в момент начала полёта кастрюли, теперь стоял, разинув рот и выпучив глаза в паре метров от меня.

— Как ты это сделал?! — удивился он.

— Что я сделал? — попытался я сыграть роль дурака.

— Ну, эту штуку с супом...

— А что не так с супом? — продолжал я.

— Ну, ты вначале долго как в каком-то трансе держал кастрюлю за горячие ручки, потом неожиданно одновременно разжал пальцы обеих рук и пока кастрюля летела, присел и поймал её у самого пола. И не расплескал, ведь, ничего! Ты этому специально учился?

— Да, Миша, — саркастически ответил я, отметив про себя то, что восприятие произошедшего у Миши значительно отличается от того, что было на самом деле. — Целыми днями только и делаю, что отрабатываю умение ловить в воздухе кастрюли.

— Я тоже так хочу, — светясь ответил он.

— Ну, тебе долго придётся тренироваться, — заключил я, после чего разлил половником суп по тарелкам, и мы сели за стол и приступили к обеду, ведя незамысловатую беседу о ловкости и способностях останавливать пули в воздухе...

Два дня назад мы с Игорем и со своими Кириллами случайно встретились при странных обстоятельствах. Встреча получилась неожиданная и неоднозначная. Кириллы явно знали друг друга, но говорить об этом не хотели, как будто это была для них больная тема. Вспоминая произошедшее, я для себя отметил, что в моей памяти их образы существовали ровно до момента сбора линии с драконами. После этого они как будто просто покинули мою линию и оставили меня с Игорем наедине. Это вызывало некоторые подозрения...

На середине супа, как раз, когда я подносил ко рту очередную ложку, раздался звонок в дверь. Я искоса посмотрел на Мишу. За всё время моей жизни с Мишей (а прошло уже около месяца) к нам ни разу никто не приходил в гости...

— Ты кого-то ждёшь?

Тот выглядел несколько растерянно.

— Нет, никого.

Я отложил ложку.

— Откроешь, а я посмотрю, кто там, ок?

— Канешн, — ответил Миша и, не теряя времени, встал изо стола и направился в коридор. Я последовал за ним, зашёл в свою комнату, встал чуть поодаль от двери, ближе к окну, готовый к любому развитию событий.

— Кто там? — Спросил Миша, смотря в глазок, после чего повернулся ко мне и с озорной улыбкой шёпотом отметил: — Там девушка в клёвых шортиках. Говорит к тебе пришла... Спрашивает Романа Юрьевича...

Девушка? Ко мне? Зачем и как она узнала, где я живу?! Не уж то Игорь сдал? Впрочем, нет, конечно. Игорь не сдаст — всё-таки столько лет друг друга знаем... Понимая, что это, скорее всего, ловушка, я таки решил рискнуть и кивнул Мише, мол, открывай. Тот повозился с замком, снял цепочку и открыл. В квартиру вошла несколько взволнованная, но целеустремлённая девушка с хорошенькой фигуркой и достаточно стандартными, но при этом приятными чертами: кругловатое лицо, полноватые губы, крупноватый нос, карие глаза. Она быстро нашла меня взглядом и, не обращая ни малейшего внимания на Мишу, затараторила:

— Роман Юрьевич, вам надо срочно съезжать с этой квартиры... Ваше месторасположение появилось в открытом доступе, и наши источники говорят о том, что сейчас ФСБ принимает решение о вашем аресте — остались какие-то мелкие формальности. Слава богу, их бюрократия их же и подводит, так как никто не решается взять на себя ответственность за ваш арест — боятся общественного резонанса и осуждения со стороны Запада...

Я еле-еле уместил в своей голове всю эту выплеснутую на меня информацию, подошёл к ней поближе, чувствуя отсутствие опасности, и попытался её успокоить:

— Хорошо, девушка, подождите. Вы вообще кто и откуда взялись? И откуда меня знаете?

Миша смотрел на нас по очереди, не понимая, что происходит — по-видимому, двух неожиданных событий за один день для него было многовато...

— Ой, извините, забыла представиться, — продолжила она тараторить. — Меня зовут Ирина. Я состою в неформальной политической организации «.».

— Как-как вы называетесь? — не сдержал своего удивления я.

— Что? — удивился вслед за мной Миша?

— «.» - в растерянности ответила Ира, однако достаточно быстро собралась и заключила: — Но вам обо всём Алексей Алексеевич расскажет. А нам надо срочно уходить.

Буквально на долю секунды я задумался, пытаясь прочитать свои ощущения, и неожиданно явственно почувствовал чуть впереди точку бифуркации, развилку на своём пути. Конечно, каждое мгновение мы выбираем ту или иную линию, каждую секунду принимаем решения, влияющие на «судьбу», именно поэтому мир и состоит из бесконечного числа линий и проекций... но некоторые решения оказываются критичными в дальнейшем движении по линии. И это вот решение было как раз одним из таких, определяющих.

Я только кивнул ей в ответ, и сразу же ушёл в свою комнату собирать вещи. Действовал очень быстро, чувствуя давление пространства вокруг себя, и собирал всё только самое необходимое — за время жизни у Миши мне пришлось приобрести не так много вещей, так как я старался экономить и покупал только самое необходимое. Самой ценной, наверно, была тетрадь с именами для перепросмотра. По крайней мере, у меня было явное чувство того, что двигаться дальше без неё нет никакой возможности, а всё остальное можно легко накопить и достать в любой момент. Я открыл тетрадь и быстро в ней записал: «.» Ира«. Затем закрыл и уложил со своими пожитками в небольшой чёрный рюкзачок с тонкими лямками, с выведенной эмблемой «Prodigy» и изображением паука на тыльной стороне. Окинув комнату на прощание беглым взглядом и убедившись в том, что ничего не забыл, я вышел со своими вещами в коридор.

— Ок. Я готов, — решительно ответил я Ире. Она кивнула, и мы уже было собрались выходить, когда из другой комнаты раздался шум и крики:

— Эй, подождите меня, я с вами!

Миша выбежал к нам с наспех собранным рюкзаком за спиной и бас-гитарой в чехле в правой руке.

— Куда тебе?! — с ноткой строгости спросил я. — Лучше не лезь в эти дела.

— Ты не понимаешь, — возразил он. — Она сказала «.». Это знак! Мне в одном сне ослиная голова сказала, что моя жизнь изменится после «.»!

— Ну, раз ослиная голова.., — саркастически отметил я.

— Я должен уйти с вами. Моя жизнь всё равно идёт не так, как мне хотелось в своё время.., — уверенно заключил Миша.

— Я оценивающе взглянул на него и решил, что от него всё равно не отвязаться.

— Хорошо. Идём. Только зачем тебе басуха?

— Ну, куда же я без неё?! — возмутился он в ответ.

Я ухмыляясь кивнул, и мы втроём пошли на выход.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).