Арт - Творчество

Ворох мыслей

Вторая статья по возвращении на линию пошла как по маслу. Будучи в чужом сознании, в мире новых технологий, в мире будущего, я понял то, что в голову до того не приходило: прогресс может привести общество к деградации — всё зависит лишь от того, кто им управляет и какие формы этот прогресс принимает, кто вместе с ним растёт. Конечно, эта идея была абсолютно не нова (ну, а что вообще ново в нашем мире?), но мне она казалась крайне важной и своевременной.

Писал я с упоением и практически без пауз, слова как будто лились из меня и сами складывались в стройные фразы. Писал я категорично и самоуверенно, даже жёстко...

Наше правительство допускает грубейшую ошибку во внутренней политике, то ли сознательно, то ли по собственной глупости. Скорее, конечно, первое, но пока оно не доказано, верными можно полагать оба варианта. Правительство считает, что управлять можно и нужно лишь тупым безликим народом, именно поэтому и надо прикладывать максимум усилий к созданию одинаковых, слаборазвитых личностей...

Зачем обществу слышать альтернативное мнение о происходящем в мире? Лучше пусть все воспринимают мир одинаково и шаблонно: сегодня Путин встретился с Каддафи и пожал ему руку, а Медведев встретился с детьми из детского сада номер 13 и улыбнулся им. К чему народу ещё какая бы то ни было информация?! Зачем людишкам видеть то, что не прилизано и неприятно, то, что происходит на самом деле? Пусть видят только то, что выгодно власти.

Зачем обществу мыслящие независимые люди и развитые личности? Давайте лучше создадим армию клонов, ничему не наученных в школах из-за снижающегося уровня образования. Давайте лучше создадим систему, в которой из приличных вузов по всей стране останется только десятка два — три, а из остальных тысяч будут выпускаться бестолочи и бездари, не способные не только к деятельности, которой их должны были бы обучить за время учёбы, но и даже элементарным логическим рассуждениям. Реформа образования на фоне нищенских зарплат учителей и преподавателей уже привела к тому, что учить детей идут либо фанатики, готовые работать практически бесплатно, либо бездари, не способные нигде больше зарабатывать. На выходе получается стадо послушных одинаковых людей без особых стремлений и без каких бы то ни было знаний.

Снижение уровня образования на фоне телевизионной пропаганды, происходящее скорее всё-таки по задумке, нежели по глупости, уже даёт свои плоды: народ пассивен, ему ничего ненужно и свобода сознания у людей стремится к нулю. Такое ощущение, что если бы наша правящая элита смогла, она бы с удовольствием вживила каждому человеку по чипу в голову и контролировала бы его мысли и сознание, чтобы тот был абсолютно таким же, как и все. Это выгодно и удобно тем, кто управляет страной (стадом баранов всегда управлять легче), но на самом деле ничего хорошего в себе не несёт. Дело в том, что развитие государства, улучшения в экономике, укрепление мощи страны и прочие обозначаемые номенклатурой направления развития, невозможны без свободы сознания. В попытке создания одинаково мыслящих, удобных для управления, усреднённых людей, государство теряет неизмеримую ценность — мнение личности, без которого возможно лишь развитие на бумаге.

Невозможно увидеть бревно в своём глазу, если тебе на него не ткнёт пальцем альтернативный взгляд на твоё лицо. Невозможно бороться с коррупцией, если о ней не говорят в обществе открыто и не принимаются какие-либо действия против тех, о ком говорят. Невозможно по команде создать стадо нанороботов, особенно в условиях, когда цель проекта — отмыв бабла. Прогресс возможен лишь там, где общество мыслит и развивается, где общество действует свободно и открыто, и инициативы личности поддерживаются, а не наказывается. Прогресс возможен лишь там, где люди протягивают друг другу руки и помогают друг другу подняться на уровень выше в интеллектуальном развитии, а не там, где одни люди наступают на головы другим в желании урвать кусок побольше...

Однако же главный диссонанс в современной России заключается в том, что свобода сознания возможна лишь, если само же правительство захочет поддерживать и развивать его. Получается замкнутый круг: в стране создаётся толпа клонов, которым ничего ненужно, и это выгодно номенклатуре, но при этом только сама же номенклатура и может создать условия для появления свободных, разумных личностей.

Впрочем, эта проблема имеет более серьёзные последствия, нежели просто создание и поддержание неэффективной экономики — последствия, о которых номенклатура даже и не задумывается. Дело в том, что, если наметившиеся тенденции к отупению и обезличиванию людей не остановить, через несколько лет будет получена рабская страна, из которой выкачиваются ресурсы и с которой абсолютно никто на мировой арене не считается. Впрочем, так оно уже и происходит. Не секрет, что основные статьи дохода бюджета страны — экспорт нефти и газа, а экономика никак не развивается и даже наоборот только деградирует. У нас развиты только две сферы: добывающая и сфера обслуживания. Страна ничего сама не производит, ничего не создаёт. Даже перерабатывающая отрасль практически вымерла как вид. И на фоне этого мы видим, как строится внешняя политика России: страна успела поругаться со всеми своими бывшими странами-друзьями, а её мнение, по большому счёту, не интересует никого. Это Россия должна послушно кивать и поддерживать резолюции ООН и предложения других, более сильных держав. Это Россия должна молчать, когда НАТО решает бомбить Ливию. Впрочем, и позиция нашей суверенной демократической сырьевой державы на мировой арене диктуется интересами конкретного класса номенклатуры — класса элитных людей — а не интересами общества и государства.

Выходом из этой тупиковой ситуации кажется геноцид номенклатуры и полное физическое истребление существующей чиновничьей структуры. Только, к сожалению, это ничего не изменит, так как на смену Ивановым придут Петровы, точно такие же, с точно такими же интересами и стремлениями, только с другими лицами. Думаете, если бы, например, Немцов пришёл к власти, жизнь в стране стала бы лучше? Нет, конечно. Немцов — это тот же самый Путин, только без кресла и гбшных замашек.

Каким же может быть решение в этой сложной ситуации? А решение только одно: формировать сознание людей вокруг себя, прилагать все усилия для того, чтобы все знакомые и друзья начали мыслить и задумываться. Причём, неважно, о чём думает человек — главное, чтобы он думал и занимал активную гражданскую позицию. Главное, чтобы каждый человек стремился развиваться и расти. Много мнений — это хорошо (хотя и официальные телевизионные каналы пытаются всё время убедить в обратном). Дискуссия — это хорошо. Споры — это хорошо. Болото и застой — это плохо. Толпа одинаковых людей — это плохо. Мы сами же должны создать свободу сознания, потому что только в условиях свободы сознания возможно появление людей, отличных от Немцовых, Медведевых, Зюгановых и пр. и только в этих условиях действия отдельной личности или класса не имеет такого пагубного влияния на общество, какое оно имеет сейчас.

Я поставил точку и перечитал написанную статью. Пока читал, исправил несколько неточностей, чуть расширил пару мыслей, переписал несколько фраз... но никаких кардинальных изменений уже не вносил — как-то очень гармонично она смотрелась и легко читалась.

Стоило мне только откинуться на спинку пластмассового офисного кресла и облегчённо вздохнуть, как в комнату без стука вошёл Алексей Алексеевич — как будто стоял за дверью и караулил, — и сразу же с порога спросил:

— Соу. Как наши дела?

— Мы всё ещё живы, — с улыбкой ответил я.

— Это гуд, вери гуд, — закивал Алексей Алексеич, показывая всем своим видом, что эта информация его совершенно не интересует. — Как статья?

— Вот как раз дописал, — кивнул я в сторону экрана.

— Дайте почитать, — скорее приказал, нежели попросил он.

— Пожалуйста, — пустил я его за компьютер.

Тот плюхнулся в кресло и, немного сгорбившись, начал напряжённо читать, а я пока он читал, стоял за его спиной и не менее напряжённо следил за его реакцией.

— Угу. Это хорошо. Да, с этим согласен, — комментировал он читаемый про себя текст, выделяя текст в разных местах мышкой. — А вот тут надо бы по резче...

На всё про всё у него ушло не более трёх минут — явно читал по диагонали, так как у него никогда ни на что времени нет... Я в это время стоял как вкопанный, сложив руки крестом на груди, и ожидал приговора.

Наконец, он повернулся ко мне и серьёзным задумчивым голосом изрёк:

— Всё хорошо, молодец, Роман. Только надо бы по поводу Путинского режима написать поострее. То есть оно итак написано остро, но не стоит бояться говорить правду прямо в лицо. Например, что это за обезличенное «класс номенклатуры». Напишите прямо, не выворачиваясь: «коррумпированный Путинский режим»...

— Дело в том, что я не считаю, что эту систему создал Путин, — начал объяснять я. — Вы наделяете его прямо какими-то магическими свойствами... Но Путин такой, какой он есть: добрый или злой — существует только до тех пор, пока вы в него верите...

— Это всё гуд, Роман Юрьевич, — с нетерпением перебил меня Алексей Алекасеич, — но всё равно надо написать «Путинский режим». А эту риторику про существование президента оставьте при себе... Это вам не «Generation П». Это «.»... Здесь такие вещи не приветствуется. Мы за реальный мир. Да и вы сами должны понимать, что на борьбу с обезличенным правящим классом мало кто пойдёт, а на борьбу с Путиным поднимутся многие...

Я только скептически посмотрел на него в ответ.

— Ну, ладно... Вы мой цензор...

— Я ваш редактор, — мягко исправил меня Алексей Алексеич. — Подправите, выпустим в интернет на политические сайты, — он встал. — И, кстати, когда следующая статья? Вы уже тему придумали?

Я несколько опешил от такого напора, но вовремя опомнился и спохватился.

— Кстати, о теме, Алексей Алексеич. У меня по этому поводу мысль созрела. Раз уж я ваш идейный вдохновитель, может быть я попробую написать программу для вашей организации? А то как-то несерьёзно: пытаться захватить мир, не имея программы действий...

— Брилиант айдиа, — глаза его загорелись, и он даже показал большой палец в жесте «класс». — Пишите. Я сам давно хотел этим заняться, но всё времени нет... Только настраивайтесь сразу на то, что программа маст би революционной энд маст будоражить умы людей.

— Что вы под этим подразумеваете? — не понял я.

— Ну, — подыскивал он слова, активно жестикулируя, но так, видимо, ничего не нашёл подходящего и бросил эту затею, — что-нибудь насущное для сосаити. Не надо всех этих соплей о сознательности граждан — это очень красиво и может подойти для пары статей, но на практике не работает совершенно и для программы не подходит. Нужно показать, только показать чётко и непротиворечиво, что именно мы приведём общество к неминуемому благоденствию и счастью. Например, показать, что только с нами появится справедливость и вечно декларируемые свобода, равенство и братство... Бат! — тут он поднял указательный палец левой руки, привлекая моё внимание, и с важным видом проникновенно заключил: — Нужно, чтобы было видно, как этого добиться.

Алексей Алексеич поглядел на меня, ожидая реакции. Я неуверенно кивнул, после чего он изрёк:

— В общем, пишите, через неделю покажете, что получается, там и поговорим...

Он окинул комнату взглядом, поглядел на телевизор и, не давая мне опомниться, изрёк:

— Надо бы вам телек побольше... Я распоряжусь.

И после короткой паузы добавил:

— Ладно, статью подправьте, распечатайте и отдайте Наташе. И пишите, пишите, пишите...

Затем улыбнулся, подмигнул, кинул: «си ю» и ушёл.

Как ураган неожиданно появился, быстро пронёсся, всё разметал и также неожиданно исчез, оставив после себя ворох разбросанных, неструктурированных мыслей...

Я снова сел за компьютер и, тяжело вздохнув, тупо уставился в экран, опустив голову на кулаки и глубоко задумавшись.


«Точка»
Подняться вверх страницы
;)
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).