Арт - Творчество

Стазис 2

Я открыл глаза и понял, что уже снова нахожусь в стазисе, что от той жути, пережитой мною несколько мгновений назад, не осталось и следа. Удивительно, как в какие-то, наверно, секунд 5 — 10 умудрилась поместиться целая жизнь!

— Поучительно, — только и смог выжать я из себя после всего пережитого.

Я сидел напротив Серого и опять ощущал себя самостоятельной личностью. А буквально мгновение назад я был им, я жил им, я осознавал его, но никак не мог влиять на его действия. Было такое ощущение, как будто я спал, краем сознания понимал, что сплю, но никак не мог сделать последний шаг к собственному полному осознанию во сне.

Серый посмотрел на меня, прищурив глаза.

— А?

— Ничего, ничего, — стал я приходить в себя. — Это просто мысли вслух.

— Птс! Лунатик, блин, — процедил тот и проглотил ещё одну стопку водки.

— Ладно, мне пора. Было приятно поболтать, — неловко сказал я и встал из-за стола.

— Нет, Аркаша, мы просто отдыхаем, никого трогать не будем, — процедил тот сквозь зубы куда-то вправо от себя. От этого мне стало несколько не по себе.

Я оглянулся по сторонам и, придя в себя, вернулся за стол к Кириллу. Сел напротив него и задумался.

— Ну, как поболтал? — с улыбкой спросил он.

— Очень странно, — откуда-то из прострации ответил я. — Мне кажется, я его пережил. Причём, я был не режиссёром, а скорее зрителем не очень приятного кино о подонке.

Кирилл дёрнул правым плечом, как бы говоря: не всё ли равно, и такое частенько бывает в нашей жизни...

— Так оно и было. Ты прочитал одну из своих проекций, одну из тех, которой больше физически нет.

— Как-то это всё странно и неприятно...

— Что именно? То, что какая-то часть тебя — подонок? — ехидно заметил он.

— Это тоже. Как-то в голове не укладывается. Это же совершенно на меня не похоже...

— Так же, как и мир, в котором ты родился и жил, — подхватил Кирилл. — Поведение личности определяется напрямую условиями рождения и жизни. У тебя не получится стать интеллигентным, начитанным и открытым человеком, если ты родился в семье алкоголиков и вырос в бандах. Какой бы ни была чистой твоя сущность, общество её обработает напильником и приведёт к общему знаменателю. И, возможно, левитировать ты не умеешь, только потому что тебя общество научило не левитировать.

— Как так? — удивился я этой простой идеи.

— Ну, представь себе, вот неожиданно начнёшь ты левитировать, что скажут люди?! Нет, ну вы посмотрите на него, он левитирует! — отшутился Кирилл. — И не стыдно ему?! Уже взрослый вроде бы человек...

— Да, пожалуй, — согласился я.

— Ну, вот, — Кирилл засиял улыбкой. — А ты тут говоришь мне про «не похоже на меня», «я бы так не сделал»... Да ни одна проекция на тебя не похожа и ни одна из них так бы не сделала!

Неожиданно мне в голову пришла странная мысль, которая до того сидела, наверно, где-то глубоко в моём сознании. Я серьёзно взглянул на Кирилла и спросил его:

— Слушай, а почему, если я могу выбрать любую линию и влезть в шкуру любой проекции, я всё время возвращаюсь назад? Почему я не могу выбрать, например, линию с коттеджем на берегу моря, и жить спокойно, ни о чём не беспокоясь?

Кирилл задумался. Или точнее замолчал — по его лицу было видно, что он знает ответ, но не может понять, как лучше мне его преподать.

— Знаешь, — наконец заговорил он, — если, ты найдёшь ответ на этот вопрос, твоё обучение можно будет считать законченным.

Он посмотрел на меня добрыми глазами, словно на малыша, желающего знать всё и сразу, в то время как жизнь позволяет лишь — некоторые вещи иногда. Мы посидели какое-то время в молчании, после чего Кирилл изрёк:

— Ладно, у меня ещё есть дела, а ты, кажется, хотел с Игорем повидаться...

— Да, хотел, — немного расстроившись, что наша встреча подходит к концу, проговорил я. — Но не знаю, как это сделать.

— А ты просто не выдумывай и не фантазируй. Из стазиса это будет сделать крайне легко — просто вернись на свою линию к Игорю. Только будь осторожен и внимателен — многое с момента вашей последней встречи изменилось...

Я кивнул.

— Ладно, пока, — с ноткой грусти проговорил я.

— Иди, — жалобно наигранно проговорил Кирилл. — А то я сейчас расплачусь, — и начал кривляться и делать вид, что еле сдерживает слёзы.

Я усмехнулся. Закрыл глаза и представил себе Игоря. Тот всплыл в моём сознании почему-то в непривычной форме, каким-то другим, нежели я его помнил. Лицо было, вроде бы, таким же, но глаза светились слабым янтарным светом. Фигура, вроде бы, была такая же, но осанка была более самоуверенная и боевая. Меня затрясло и начало мутить. Голова пошла кругом. Я понял, что, если сейчас же не открою глаза меня стошнит.

Я открыл глаза...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).