А я сошла с ума!.. Какая досада!

Диалог на крыше

Был вечер, уже часов 9, наверно. Я стоял перед дверью в квартиру Игоря и всё не решался позвонить. Всё-таки я пропал на несколько месяцев и не подавал никаких признаков жизни, а теперь неожиданно появлялся непонятно зачем — просто потому что мне стало скучно и не с кем было поговорить. Да ещё и брошенный Алексеем Алексеичем в огород Игоря камень о том, что тот связался с номенклатурщиками, меня подтачивал. Я не знал, как он отнесётся к моему появлению и что сделает...

В общем, многие сомнения лезли в голову, тем не менее, я набрался храбрости, сделал глубокий вдох, выдох и позвонил.

Открыли не сразу — явно за дверью были чем-то заняты. Что именно там происходит слышно не было, но я кожей чувствовал, что дома кто-то есть и не один. Спустя секунд тридцать дверь отворилась и передо мной предстал взъерошенный Игорь с развязанным галстуком, в расстёгнутой рубашке и деловых брюках, застёгнутых на одну верхнюю пуговицу. Из ширинки торчал уголок рубашки — явно одевался наспех. Увидев меня, Игорь немного испугался и засуетился, начав быстро заправляться.

— Игорёша, кто там? — спросил незнакомый женский голос из квартиры.

— Не твоё дело. Иди на кухне уберись! — Грубо кинул он внутрь, захлопнул за собой дверь, взял меня за локоть, и попутно приводя себя в порядок, ничего не говоря, направился в сторону лифта.

— Привет, — смущённо попытался было я начать диалог, но Игорь пшикнул на меня и приложил палец к губам: тихо, мол.

Мы зашли в лифт, Игорь нажал на кнопку 17 этажа и мы молча поехали наверх. Пока мы ехали, у Игоря по лицу гуляли явно нехорошие мысли, стоял он, сложа руки на груди и притоптывая ногой, не издавая ни звука.

Доехали. Двери лифта открылись. Мы вышли.

— Чё пришёл? — с небольшой злобой бросил он в мою сторону, а сам вышел на лестничную площадку, поднялся по лестнице на верхний полёт, подошёл к лестнице на крышу, вскарабкался и прикоснулся ладонью к простому амбарному замку, висящему на двери. Раздался хруст, и замок отвалился. Как он это сделал, мне было абсолютно непонятно, но Игорь не давал мне передохнуть — сразу же полез на крышу, крикнув мне: «лезь давай». Я направился за ним.

На крыше гулял пронизывающий ветер, из-за чего было холодно. Ладно я — на мне хотя бы осенняя курточка, а на нём — лишь хлипкая рубашонка, да галстук, который теперь сносило влево.

Крыша была почему-то посыпана гравием, ближе к её краю стояло два металлических стула, причём настолько близко, что сидящий на стуле фактически вынужден был болтать ногами над самой пропастью...

— Ну, чего пришёл? — повторил Игорь и посмотрел на меня исподлобья, уперев руки в бока.

— Поговорить, — ошарашенно проговорил я, сбитый с толку таким приёмом.

— О чём?

— Да так... — неопределённо повёл я правым плечом. — Узнать, как у тебя дела, чем живёшь...

— Как дела? — ухмыльнулся Игорь. — Ромка, до твоего появления дела уже снова шли отлично. А из-за тебя у меня опять могут быть большие проблемы...

— Что это значит? Почему проблемы? Я же ничего не делал...

— Ты зачем примкнул к этой экстримистской «.»? — начал Игорь с напором сыпать на меня. — Мало того, что они вне закона, и ты, наш новорождённый оппозиционер, находишься у них, так ещё и название они взяли от названия моего сайта! Никто не верит в то, что это просто совпадение. Знаешь, какие у меня из-за этого проблемы тут были?! Ещё эти статьи твои дурацкие про «тоталитарный путинский режим». Чем ты вообще думаешь?!

Я опешил и не знал, что говорить в свою защиту, только и мямлил о том, что так сложились обстоятельства... нужно было срочно съезжать, потому что меня должны были арестовать...

— Арестовать? Кто? Кто тебе сказал такую чушь?! — возмутился Игорь. — Я тебя прикрывал и отмазывал, ты был в полной безопасности... А после твоего сумасбродного шага, Нираков начал на меня давить, в результате чего сайт сейчас фактически находится под его контролем...

— Нираков? — вспомнил я и уже сам навострился и начал быстро соображать. — Ты в номенклатурщики заделался, что ли? Нираков же разводила! Он тебя кинет и глазом не моргнёт, ты разве не понимаешь? — заговорил во мне Алексей Алексеич.

— Никуда он меня не кинет, — чуть успокоившись проговорил Игорь и прошёл к шезлонгу, стоящему у края крыши. Разлёгся. Я последовал за ним и сел в шезлонг рядом. Ветер поутих, стало немного теплее.

— Он уже кидал, и тебя поимеет и кинет... — продолжил я, но Игорь лишь самодовольно покачал головой, снял рубашку, нацепил солнцезащитные очки и начал загорать. Солнце сегодня палило безжалостно. Я стянул с себя осеннюю куртку и начал снимать свитер, чтобы тоже позагорать. И чего я так тепло оделся?!

— Нираков со мной ничего сделать не сможет — я сильнее его и физически, и психически, и ментально... — надменно наконец ответил Игорь.

Он повернулся ко мне и самодовольно улыбнулся.

— Я прихожу к нему по ночам в разных образах в сновидениях и внушаю, что делать и как ко мне относиться. Образ, на который он лучше всего реагирует — это образ его умершей тёти — жутко боится старую каргу, становится послушным, даже дрожит от страха... а потом днём себе места не находит и делает всё, что ему скажешь. Это только кажется, что он мной управляет. Всё совсем наоборот.

К столику подошла загорелая брюнетка в бикини и подала Игорю красно-жёлто-зелёный коктейль с зонтиком, а мне — Мохито, после чего удалилась. Звуки волн моря действовали успокаивающе, и Игорь, казалось уже совсем растаял. Перемена в нём была видна невооружённым взглядом — так быстро всё произошло.

— Тогда в чём же весь сырбор? Почему у тебя проблемы из-за меня?

— Да потому что, — начал вскипать Игорь и поднявшись с шезлонга, повернулся корпусом ко мне, и вторя ему ветерок с моря стал усиливаться. — Ниракова я могу контролировать, но всю систему такими методами контролировать невозможно! Тут нужно тоньше действовать и не так резко... Тут нужно больше силы...

Он задумался на секунду, взглянул на меня с хитринкой.

— Мне нужно больше силы.

Затем опять лёг и, закрыв глаза, остался нежится на солнышке. На несколько секунд воцарилось молчание. Только ветерок игрался китайскими колокольчиками где-то на заднем плане.

— А ты знаешь, кого неукоснительно слушает Путин? — Игорь приподнял очки и с вызовом взглянул на меня. — Мальчика Никиту, которого он в живот целовал...

Игорь звонко расхохотался.

— Почему? — не понимал я, улыбаясь тому, как Игорь смеётся.

— Не знаю, — бросил он. — Наверно, Путин ест детей...

Игорь взял свой бокал с белым вином и осушил его за один присест. Я отложил Мохито в сторону — для него было слишком холодно.

Вообще же своим поведением Игорь начал мне напоминать Кирилла. Причём, возможно, в большей степени своего Кирилла, а не моего, что, наверно, было вполне естественно.

— В общем, Ромка, — заключил он, — подставил ты меня. — И начал одеваться. Солнце уже село, и на крыше становилось зябко. — Лучше тебе больше не появляться — нас не должны видеть вместе, это слишком опасно и для меня, и для тебя.

Он ловко спрыгнул со стула на крышу и направился к выходу с крыши. Я, побаиваясь гигантской высоты под своими ногами, пересел и осторожно слез, затем пошёл за ним, не зная, что сказать — всё это было настолько неожиданно, что слов у меня просто не находилось... Пытаясь за что-нибудь зацепиться и хоть как-нибудь его остановить, я бросил ему в спину вопрос:

— А парни как?

Игорь остановился и опустил в пол взгляд. На крыше стал моросить мелкий дождик.

— Ты не знаешь?..

Пауза.

— Серёга умер.

Ещё одна пауза, в которой слова Игоря воспринимались как странная шутка.

— Его нашли в своей квартире. Кажется, выпил какую-то дрянь, отравился и просто умер во сне.

— Какой кошмар! — ужаснулся я.

— А Димка... — тут Игорь тяжело вздохнул. — Его бросила Дагни и он с тех пор очень сильно пьёт и ничего не делает. Мне пришлось его уволить из «.»

Я был ошарашен этими новостями и не мог поверить в то, что слышу.

— Как же так?!

— Вот так, заключил Игорь и замолчал.

— Боже...

— Ладно, — неожиданно прервал он мои мысли, и луна вылезла из-за туч посмотреть, о чём это мы там разговариваем. — Надо идти. Разбегаемся.

Я кивнул, уже стал приходить в себя, стал натягивать свитер и куртку надевать, когда неожиданно в голову пришла мысль, незаметно маячившая на заднем фоне всё это время, и осенила.

— Игорь, — окликнул я его, когда тот уже забрался на лестницу и начал спускаться, — а что это такое сейчас было с шезлонгами, девушками, коктейлями и солнцем?

— Чего? — поморщился он и с раздражением спросил: — Какие ещё шезлонги? Ты обкурился?!

— Ну, только что что-то происходило: шезлонги появились, девушка с коктейлями...

Игорь глядел на меня, не понимая.

— Солнце, море... — добавил я, пытаясь хоть как-то донести до него свою мысль. Но он всё равно не понимал.

— Ромка, — заключил он, — сейчас не до шуток. Завязывай!

И полез вниз по лестнице, так ничего и не заметив...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).