Арт - Творчество

Встречи на кухне

Проснулся я с жуткой головной болью. Причём такой, что даже не сразу смог понять, что проснулся. Только, когда я оказался на общей кухне и осушил пачку молока, стоя в семейных трусах перед открытым холодильником, я понял, что я наконец проснулся, и что я действительно всё ещё жив. Кажется, мне снилось что-то важное и увлекательное, что-то про моих старых друзей, но, что именно, вспомнить никак не удавалось. Более того любая мысль о прошедшем сне вызывала новую волну головной боли. Казалось, что-то блокировало мои воспоминания. Даже то, как я добрался до кухни, я не помнил совершенно.

— Роман Анатольевич, вы очень эротично выглядите в этих тапках в форме кроликов и семейниках, — с явной улыбкой проговорила девушка, сидящая за столом.

Я повернулся к ней и поморщился:

— Роман Юрьевич, вообще-то, а не Роман Анатольевич, — поправил я. — Я вас знаю?

Девушка была мне незнакома. У неё были чёрные прямые длинные волосы и чёрные глаза, изящный небольшой носик и тонкие губки, накрашенные яркой красной помадой. Она сидела, заложив ногу на ногу и пила кофе из грязной кружки. На столе рядом с ней стояла кофейная банка с изображением белых черепа и костей на чёрном фоне.

— Конечно знаете, — с хитрой улыбкой нежно проговорила она. — Стелла. Меня зовут Стелла.

Внешность девушки и имя неожиданно вызвали в голове всплеск воспоминаний. Я испугался и отпрянул к холодильнику.

— Что вы, Роман Анатольевич! Не пугайтесь, — не шелохнувшись шёлковым голосом проговорила она. — Уроки прошлого в прошлом. Вы уже взрослый и понимаете, что вампирить небезопасно. Вы уже многому научились с тех пор... И даже, как я понимаю, недавно вернулись из лабиринта... Значит Кирилл считает, что ваше обучение подходит к концу, и скоро вас можно будет собрать... ещё пара занятий...

Я не понимал, о чём она. Точнее, как это уже со мной ни раз бывало, я понимал отдельные фразы и слова, но общую канву из них выстроить не мог. Я отпрянул от холодильника и закрыл дверцу.

— Откуда вы всё это знаете? — поразился я. — Я думал, что в «.» нет разумных людей...

— «.» - это создание Кирилла. В ней есть только то, что он захочет. Меня он больше не хочет, и я действительно не отсюда. Я как кошка — брожу сама по себе, — проговорила она это всё так, что появилось ощущение, будто она действительно кошка.

— Тогда зачем вы здесь? — настороженно спросил я. Я не мог ей доверять и где-то внутри банально боялся.

— Я хочу дать вам небольшое предостережение, — спокойно сказала Стелла. — Такое, которого вы никогда не услышите от Кирилла.

Тут она театрально чуть-чуть наклонилась ко мне, немного оголив вырез в блузке и проговорила исподлобья:

— Вы думаете, что идёте по одной дороге, но их на самом деле бесконечное количество. Пока есть время, вам надо определить и выбрать ту, которая вам ближе всего. Не обязательно та, дорога, которую вам навязывают другие, — лучшая для вас. Может выйти так, что ища свободу, вы заберётесь в клетку и за вами захлопнут дверь. А возможно, она уже захлопывается. Успейте из неё выскочить!

На кухне повисла пауза — я переваривал всё сказанное, а Стелла сделала глоток из чашки и добавила:

— Да, и ещё. 41-й просил передать, что выбор за вами, но истинную свободу на лестничной клетке обрести невозможно.

— Какой ещё..., — начал было я, но неожиданно на кухню зашёл Миша, чем перебил мой вопрос.

— О! Ромка! Привет! Чем занят? — дружелюбно поприветствовал он.

Я взглянул на Мишу, и тотчас у меня жутко закружилась голова. Причём так, что я чуть не упал. Только за край стола успел ухватиться.

— Ты в порядке? — спросил бросившийся ко мне Миша.

— В норме, — пробурчал я и взглянул на Стеллу. Но взгляд мой упал лишь на место, где она была пару мгновений назад — сейчас там уже никого не было. Только банка кофе и чашка с краями в красной губной помаде свидетельствовали о том, что кто-то здесь всё-таки был.

— А где..? — спросил было я, но быстро сообразил, что Миша мне тут не помощник и осёкся.

— Что?

— А, не важно.

Я улыбнулся с ноткой сожаления и продолжил разговор:

— Как жизнь, чем занят?

— Всё круто!.. Только мне нельзя говорить о том, чем я занят.

— С чего бы это? — удивился я.

— Указание сверху.

— Что, решили переворот устроить? — пошутил я и осёкся. Вспоминая, чем обратилась шутка с Алексеем Алексеичем, не хотелось больше в «.» шутить.

— Не то чтобы... — Миша неопределённо повёл плечами.

— Точечный отстрел! — с некоторым страхом в голосе проговорил я.

Миша не ответил.

— Вы серьёзно?! — ужаснулся я.

Миша молчал.

— Да вы сума сошли! Вы же себе таким образом смертный приговор подписали!

— Это не обсуждается, — обрезал маленький Алексей Алексеич в голове Миши.

— И кто же?

Миша заколебался.

— Так кто? — с энергией спросил я.

Миша отвёл взгляд в сторону и только буркнул:

— Новости смотри, — после чего быстро ретировался с кухни.

Позабыв о головной боли, я скакнул в свою комнату. То есть я хотел туда пройти быстрым шагом, но неожиданно просто в ней оказался, минуя все коридоры и стены. Ощущение было странное и непривычное. Как я это сделал, понять пока не получилось. Но явно с момента моего возвращения из лабиринта со мной что-то стало происходить. Только теперь я отметил, что мир вокруг меня воспринимается несколько иначе — такое ощущение, будто воздух наполнился какой-то информацией. Я как будто вдыхал какие-то слова и образы, но пока различить их не мог. Я это скинул на своё состояние здоровья после странного сна и даже объяснил себе своё мгновенное перемещение в свою комнату — я прошёл в неё, как обычно, просто настолько увлёкся своими мыслями, что даже и не заметил, как это сделал.

Я сел за компьютер и включил его. А мысли вернулись к Мише. Удивительно, как человек смог за столь короткий срок так радикально измениться! Впрочем, это не он изменился, а его изменили... С другой стороны, возможно ли сделать что бы то ни было с человеком насильно, если он сам этого не хочет? Конечно, скрутить, побить, физически воздействовать на человека можно, но заставить его измениться невозможно. Можно лишь задать ему нужное направление и ждать, когда тот начнёт шагать...

Ubuntu загрузилась, а искать долго новости не пришлось. Уже на первых страницах поисковиков была новость о том, что вчера дома была найдена мёртвой судья Боровкова. На её груди была найдена записка: «За вершение бесчинств, за отправление в тюрьмы невинных людей, за вынесение заведомо ложных приговор, в игнорировании всех доказательств, за взятки и враньё, за унижение людей — за всё это и многое другое общество вынесло тебе приговор». Убита она, по-видимому, была металлическим прутом, найденным на месте преступления. Начато расследование.

Интернет бушевал и праздновал, потому что многим эта женщина набила оскомину. Скандалы с её участием случались достаточно часто. Приговоры она выносила скандальные и заведомо неправильные. Например, сажала невиновных людей, не прикладывая видео-ролики с доказательством невиновности к делу, заявляя, что таким образом обвиняемый пытается уйти от ответственности. Всем вокруг было очевидно, что приговоры она выносит абсолютно некорректные, по заказу властей, но никто с ней ничего поделать не мог. Поэтому в основном эта новость вызвала положительные комментарии из разряда: «так ей и надо, есть всё-таки бог на свете», «довела таки кого-то до белого коленья, стерва», «вот оно настоящее народное правосудие», «так будет с каждым, кто совершает поступки в угоду путинскому режиму» и так далее.

Однако, на этом сегодняшние новости не заканчивались. Где-то просочилась информация, что вчера вечером был зарезан вице-президент компании Лукойл, Анатолий Барков. Никакой официальной информации на эту тему пока не было, но уже ходили слухи о том, что его труп нашли в туалете ресторана «Круаж», а на теле была найдена записка, похожая на записку Боровковой. Этот товарищ в свою очередь прославился на весь Интернет за езду по встречной полосе с мигалкой, что привело к смерти двух девушек. Его Mercedes S500 выскочил на встречную полосу и практически протаранила маленький Citroën C3... Самым мерзким во всём этом было то, что следствие отмазало Баркова и его водителя, а вину за ДТП повесили на погибших девушек.

Комментарии по поводу убийства Баркова так же были в основном положительные, хотя такого единодушия, как с Боровковой и не было. Некоторые отзывались о том, что убийство — это не выход, что есть другие формы воздействия на людей. Другие им возражали, что в нашем обществе нет никакого метода воздействия на чиновников. Ещё одни заявляли о том, что всё это правильно, надо чиновникам показать, что они всего лишь смертные люди, и они тоже могут неожиданно умереть, если будут совершать противоправные поступки. Кто-то даже сделал демотиватор с фотографией улыбающегося Баркова и прифотошопленным у него в животе ножом. Подпись внизу гласила: Убей чиновника, спаси Россию!

И никто из комментировавших даже не обратил внимание, что фамилии убитых начинались на одну букву... Я-то сразу смекнул, что кое-кто составил список и пошёл по нему. Возможно, фээсбэшники тоже уже обратили на это внимание...
«Ну, понеслась» — вздохнул я про себя. Сегодня же будет заявление Путина о том, что он этого так не оставит и поручит дело специалистам. И начнутся разборки, и начнутся поиски, и начнётся охота. Это тебе не лодка какая-нибудь затонувшая или школа взорванная — это значительно важней: преднамеренное политическое убийство номенклатурщика! Здесь камня на камне не оставят для того, чтобы найти и наказать истинных виновных.

Прочитав новости, я ощутил, что меня начинает засасывать в какой-то круговорот событий, на который я не способен повлиять. Я знал, что я был инициатором этого круговорота, хотя и не по своей воли, а по своей глупости. Впрочем, опять же, эта же самая идея с «Точечным отстрелом» сама бы рано или поздно нашла Алексея Алексеича — я всего лишь случайно показал направление. Проблема была в том, что я уже никак не мог изменить происходящего и понимал, что мне не скрыться от номенклатурной машины, которая теперь от меня просто должно будет физически избавиться. Поэтому я заключил, что нужно выбираться из этой ситуации, однако смена географического расположения не поможет — эти доберутся в любой точке мира и достану ото всюду. От них не скрыться. Если я останусь на этой линии, то выжить у меня нет ни малейшего шанса — нужно менять мир, нужно менять линию, на которой я базируюсь. Однажды я это непроизвольно сделал (хоть и линия тогда изменилась не радикально), так что теперь надо попытаться это сделать ещё раз. Но делать в этот раз это нужно основательно и окончательно, а не временно, как это происходило у меня до того с простыми сборами других линий.

Я сел на край кровати в задумчивости. В каком мире я хочу очутиться? Кем я хочу там быть? Хочу быть богатым, знаменитым, сильным и умным. Хочу обладать сверхъестественными способностями, такими, чтобы никто не мог мне навредить... Конечно, я не знал, как мне собрать такую линию. Более того, я не знал, кто мог бы помочь мне в этом сборе. Если попросить о помощи Кирилла, то тот, конечно же, ответит мне на такую просьбу фразой из разряда: «ты уже взрослый мальчик. Коли вляпался сам, так и выбирайся сам». А кроме Кирилла у меня не было друзей, способных помочь в таком тонком и экзотическом вопросе. Была эта подозрительная Стелла, но я ничего о ней не знал. Был мистический 41, о котором я узнал от всё той же Стеллы, но о нём я знал ещё меньше. Был Игорь, который мне никогда бы в жизни теперь не помог... Был Дима, которые был не в курсе всего происходящего. Всё сводилось к тому, что я должен всё сделать своими руками.

Полный решительности, не зная, что творю, я лёг на кровать и, закрыв глаза, начал концентрироваться. Я отключил внутренний диалог, ощутил воздух в лёгких, почувствовал остатки вкусовых ощущений от молока на своём языке, прислушался к тишине в коридоре, закрыл глаза и погрузился в темноту, представляя себе безграничную силу и огромную энергию в теле...

Я даже не почувствовал, как собрал другую линию...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).