Арт - Творчество

Сон перед концом света

Мне снилось море.

Где-то высоко надо мной висело солнце, а я плыл в маленькой парусной лодке, по направлению зова сердца и вдыхал солоноватый воздух. На небе ни облачка, даже ни одного намёка на него. Вода гладкая и спокойная, но лодка уверенно шла вперёд под раздутым неощутимым ветром парусом.

Я расслабленно плыл по водной глади, когда услышал слева по борту, где-то вдалеке крик. Голос я узнал сразу же. Это была Лиана. Она истошно в диком отчаянии кричала «помогите», как будто что-то страшное случилось. Я сразу же повернул руль влево, вдавил педаль газа и направился в сторону криков.

Я отметил, что уже управляю не парусной лодкой, а Запорожцем с нормальными рулём, педалями и коробкой передач, но при всём этом спокойно идущим по воде, а не по земле. По мере движения в том направлении цвет воды менялся и на поверхности даже появилась рябь. Однако никого пока на горизонте не было видно...

Удивительно, как окружающий мир быстро и неконтролируемо менялся! Ещё секунду назад я плыл в бесконечном море, и вот теперь я уже плыву в неспокойном озере, окружённым берёзовым лесом. Ещё мгновение, и я уже не в Запорожце, а в байдарке с двухлопастным веслом в руках. Такое ощущение, будто мир сам подбирается под меня, пытается подстроится, найти, что же мне нравится больше и угодить.

Попытавшись сконцентрироваться на крике, я пригляделся и увидел в воде на куске дерева двух человек. Лиана держалась из последних сил, но ещё шевелилась и издавала звуки, а рядом с ней лежал бездыханный Игорь.

— Лиана? — удивился я и начал поддаваться своим эмоциям. — Что это значит? Что происходит? Что ты тут делаешь?

Я подплыл поближе на своей вёсельной лодке и пытался как-нибудь дотянуться до них.

— Ты исчез, я бросилась на твои поиски, — рыдающим голосом сбивчиво объясняла она. — Потом этот корабль, крушение...

— А что с Игорем? — спросил я, подгребая поближе к ним.

— Он в порядке. Только всё повторял, что ты его бросил, а потом потерял сознание...

— Нет, нет! Я его не бросил! — возразил я. — Я тут.

— Рома, ты тут? — устало заплетающимся языком проговорил Игорь.

— Да, я здесь, я сейчас помогу, — отозвался я. — Держись. Только Лиану вытащу.

— Нет, — возразила она. — Вытащи вначале его. Ему хуже, он важней...

Задумавшись на секунду о том, насколько же странно всё происходящее, я стряхнул с себя плохие мысли, протянул руку Игорю и подтянул его к борту своей шлюпки. Море забушевало и стало вздымать волны. Игорь поднял лицо и посмотрел с благодарностью на меня.

— Ты можешь на меня всегда рассчитывать, — проговорил я, глядя на него.

Игорь улыбнулся и сжал мою руку покрепче. Я заметил, что в улыбке его была нотка самодовольства.

— Как хорошо, что я нашёл тебя, друг, — проговорил он.

Сразу же после этого раздался грохот и сон рассыпался на части...

Я проснулся в своей комнате, по всему зданию носились звуки сирены. Ремней на мне уже не было, зато была белая просторная пижама в тёмно-синюю вертикальную полоску. Я спокойно встал с кровати и вышел в коридор. Там творился хаос: люди бегали из стороны в сторону, в одни комнаты вбегали прямо в пижамах, а из них уже выбегали в чёрных комбинезонах, из других комнат выбегали с винтовками на перевес и поспешно бежали занимать свои позиции. Поглядев на них, я понял, что хаос был только кажущимся. На самом деле все здесь выполняли заложенные в них соответствующим обучением функции.

Неожиданно из всей этой суматохи нарисовался Алексей Алексеич.

— Кто тебя выпустил? Где охрана? — строго спросил он.

— Я сам вышел, ты же знаешь, меня никто не удержит, — мимоходом ответил я.

— Возможно, только тюремная камера с твоим дружком в роли надсмотрщика тебя удержит, — бросил с издёвкой он. — Как он узнал, что мы здесь?

— Я-то откуда знаю? — дёрнул я плечами и посмотрел испытующе на Алексея Алексеича. — Я вообще был к кровати привязан всё это время, ты забыл?!

— Вечно у тебя всё не как у людей, — взволнованно произнёс он. — Не знаю, что ты сделал и как, но если ты попытаешься ещё какие-нибудь глупости сотворить, я тебя просто убью. Физически. Слишком велик риск... — жёстко и настойчиво завершил он.

И в этот момент я почувствовал какое-то движение в воздухе, чьё-то намерение, чью-то энергию, какую-то информацию в воздухе. Я ощутил присутствие Игоря где-то снаружи, за толпами спецназовцев... На слова Алексея Алексеича мне неожиданно стало абсолютно наплевать, мне во что бы то ни стало надо было встретиться с моим другом.

— Я ухожу, — категорично заявил я и направился к выходу.

— Ты сдурел?! — закричал в гневе он. — Я второй раз предупреждать не буду. Вернись в палату!

Но я уже не обращал внимание на вопли Алексея Алексеича и направился в одной пижаме прямо на выход из терпящей крушение «.». По собственным ощущениям я отметил, что состояние в тот момент у меня было похоже на состояние на линии «супермена», хотя не было той потери памяти.

— Охрана! — закричал Алексей Алексеич, и прямо передо мной из толпы всплыло два человека. — Обезвредить Романа Юрьевича!

И охранники набросились на меня, пытаясь скрутить. Однако у них даже не получилось схватить меня за руки — я просто повернул корпус тела и убрал руки в тот момент, когда они потянулись ко мне и готовы уже были сжать свои цепкие пальцы. Я продолжил движение, а охранники бросились за мной, но схватить меня у них всё никак не получалось: играючи я убирал то руку, то ногу, то край пижамы, за которые те пытались ухватиться, и, не останавливаясь, продолжал движение вперёд к выходу из «.». Происходило всё это для меня настолько естественно, что казалось удивительным, что я не умел так делать раньше. Один из охранников разозлился, достал шоковый пистолет, направил на меня и выстрелил в спину. Однако этот выстрел был настолько читаемый и понятный, что я увернулся от снаряда и тот попал в одного из боевых хомячков «.», выходившего из комнаты. Хомячка ударило током, и тот повалился на землю.

До выхода оставались считанные метры, когда неожиданно мне на встречу выбежал Мишка с автоматом Калашникова на перевес.

— Уничтожить предателя, не дать ему уйти! — заорал с пеной у рта сзади Алексей Алексеич.

Мишка встал как вкопанный, вскинув автомат. Взгляд у него был решительный и смелый, но видно было, что он сожалеет о том, что надо сделать.

— Миша, не делай этого, — проговорил я.

— Прости, Рома, — еле слышно ответил он и уже начал нажимать на курок, когда меня осенило, что надо сделать...

Я бросился вперёд на Мишу. Когда пуля покинула ствол автомата и приблизилась ко мне, я просто сделал шаг в сторону и лёгким ударом кулака сверху вниз перенаправил её в пол, затем сделал ещё пару шагов и выбил автомат ногой из рук Мишки в сторону. Всё это происходило очень быстро, но для меня время на этот эпизод растянулось: я из блуждающего в тумане фонарика превратился в точку... Далее я сжался как пружина и прыгнул куда-то далеко из «.», сквозь стены, в сторону маячка-Игоря на горизонте. Подобные перемещения я совершал будучи «суперменом», и теперь этот трюк с одной стороны показался мне совершенно естественным и привычныс, а с другой стороны — необычным и настораживающим. Если я такое выделываю здесь, значит я действительно сумасшедший и живу в выдуманном мире...

Я оказался в лесу. Стоял прямо на сухой земле, усыпанной опавшими с деревьев иголками и листьями. Посмотрел по сторонам. Мишка, по-видимому, в последний момент умудрился уцепиться за правую штанину моей пижамы, и теперь переместился вместе со мной. Только я стоял на поверхности, а он оказался закопанным в землю по пояс, но, несмотря ни на что, упорно держал меня и не отпускал.

— Что за чёрт?! — ни на шутку перепугался он. — Что я тут делаю?! Как мы сюда попали? Что ты натворил, Рома?

— Тебе же лучше, что ты здесь оказался. Дольше проживёшь, — заключил я и дёрнул ногой, порвав штанину и оставив кусок ткани в его руке.

— Эй! Так нельзя! А как же «.»?! А как же спасение России?!

— «.» не существует, — заключил я и направился прочь от Миши, вглубь леса, туда, куда подсказывали внутренние ощущения. Где-то там, за холмами, был Игорь, и я уже знал, что он идёт ко мне навстречу...

— Постой! Ромка! Помоги мне! — кричал мне вслед Миша. — Не бросай меня!

Но я не обращал на него внимание. В конце концов, какая разница? Он же всё равно не существует... Всё это теперь явно представлялось мне мелочным и ненужным.

Недалеко от места моего расположения, где-то справа раздались громкие хлопки, затем выстрелы. Я уже знал, что это отряд «Вымпел» начал наступление, завязалась перестрелка. Вовремя я оттуда смылся. Правильно сделал, что сбежал — не попаду под ненужные взгляды и не вызову лишних вопросов. А Игорь где-то рядом. Он тоже меня чувствует и идёт ко мне...

Я поднимаюсь на холм, и вижу вдалеке фигуру в чёрном костюме. Она идёт по лесу, и тот преображается по мере её передвижения то в пустыню, то в тропики, то в заснеженный лес. Удивительно, как быстро Игорю удаётся это делать... Только, по-видимому, он сам не особенно понимает, что творит.

Я машу ему рукой, но он не отвечает на это, однако я чувствую, что что-то с его стороны сковывает меня и вытягивает. По мере нашего сближения я слабею. С каждым шагом мне становится не по себе, и я чувствую, что теряю себя. Я гляжу на свои руки, и вижу как они становятся полупрозрачными. Я слабею и падаю на колени на землю...

«Игорь, что же это происходит?! Что же ты со мной делаешь?!»

Игорь подходит ко мне, смотрит сверху вниз и приветствует:

— Ну, здравствуй, Рома. А ты совсем не изменился...

Мир кружится вокруг меня, а я проваливаюсь в чёрную бездну...


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).