Арт - Творчество

Вороны

Когда я чистил зубы, лениво глядя в зеркало в 8 утра с полузакрытыми глазами, произошло что-то очень странное. В момент, когда я перевёл взгляд на отражение стены, по ней снизу вверх прополз здоровенный сиреневый таракан, сантиметров в двадцать длиной. Зрелище это меня жутко напугало.

— Хей! — проговорил басом таракан, глядя на меня.

Я резко оглянулся, не выпуская щётку изо рта и прижимаясь к раковине, но на стене ничего уже не было. Показалось, наверно. Я прополоскал рот, вытерся полотенцем и направился на кухню. Там меня ждал ещё один, не менее шокирующий сюрприз — по среди стола лежала громадная розовая змея и улыбалась мне во весь рот.

— Пррривет, зайчик! — прошипела она, не поднимая головы.

— Что за чёрт?! — выругался я вслух.

— Чувствуй себя как дома. Завтрак на плите.

Я быстро взглянул на плиту, на ней лежала громадная нечищеная морковь, наверно метр в длину и килограмм двадцать на вес. Перепугался я ни на шутку, но виду не показал. Только развернулся осторожно и ушёл с кухни.

— Хей! — прошептал я Союзнику, идя к себе в комнату. — Ты здесь?

Но тот почему-то не отвечал. Как будто бросил меня, сволочь!

В комнате я начал натягивать на себя брюки, но, когда уже стал застёгивать ширинку, они зашевелились и стали менять цвет с чёрного на жёлтые.

— «Ку» — раздалось откуда-то сзади и сверху. Волосы зашевелились на моей голове от страха. Я оглянулся и увидел маленького толстого человечка в оборванных шмотках, стоящего на потолке на согнутых ногах, с вытянутыми в стороны руками.

Я, позабыв о штанах, отскочил в сторону. Затем торопливо схватил рубашку и, напяливая на себя, перешагивая через какие-то голубые брёвна, разбросанные по полу комнаты, выскочил из комнаты. В коридоре я прям-таки вскочил в кроссовки, которые сами же на мне завязались, открыл дверь и выбежал на улицу.

Что-то явно произошло. То ли со мной, то ли с миром — было не разобрать, да и не нужно было. Надо было искать выход из всей этой сумасшедшей ситуации и как-то спасаться...

На улице был собачий холод, шёл снег крупными хлопьями, хотя ещё ночью, вроде бы, было потепление... Температура не могла так резко измениться за столь короткий промежуток времени. В небе среди домов парил громадный чёрный ворон. Он посмотрел на меня, и мне стало ясно, что я ему явно не понравился, из-за чего тот ринулся на меня камнем, а я в панике метнулся в сторону своей машины, которая была припаркована у дома. Открыл дверь и заскочил внутрь.

— Вот так всегда, — проговорил хмуро сидящий на сидении пассажира рядом со мной Владимир Алексеевич.

— В смысле? — не понял я. И как он тут оказался?! Я выглянул в окно. Ворон сделал пару кругов и уже приземлился, метрах в пятнадцати от машины, и теперь медленно шёл к ней.

— Ворон — это символ смерти, ты знаешь? — спросил Владимир Алексеевич, глядя на меня не моргая.

Я недоуменно посмотрел на него и закивал, пытаясь нащупать ключи от машины в замке правой рукой. Их там не было, впрочем как и замка зажигания. Наверно, я забыл их все дома между змеёй и серым январём.

Ворон подошёл в плотную к машине и заглядывал внутрь, но никаких действий пока не предпринимал, как будто анализировал происходящее. Зрачок его был размером с мою голову, не меньше, и вселял жуткий страх, которому я старался не поддаваться. Смерть была рядом, и я её чувствовал.

— Вон, — кивнул в сторону Владимир Алексеевич, казалось, совершенно не обращавший внимание на ворона.

Я посмотрел. Там в песочнице, не обращая ни малейшего внимания на снег и холод, совочком копался в песке маленький мальчик, отдалённо напоминающий Владимира Алексеевича.

— Сижу, копаюсь, — рассказывал тот. — И тут...

В песочницу откуда-то сверху свалился маленький только оперившийся воронёнок, чем вызвал искреннее удивление и восхищение со стороны мальчика.

— Падает этот... — с грустью продолжал Владимир Алексеевич.

Маленький мальчик потянул руки к воронёнку. Тот громко истошно закаркал и попытался отскочить в сторону. Но мальчик быстрее и настойчивей, а воронёнок, хоть и попытался расправить крылья, но явно ещё летать не умел.

— Маленький же ещё. Всё же интересно... А этот... — продолжал сбивчиво Владимир Алексеевич.

Воронёнок закаркал ещё истеричней, а руки мальчика наконец схватили его. Большой ворон встрепенулся, грозно посмотрел на мальчика, заорал так, что стёкла машины зазвенели и взлетел куда-то вверх.

И тут как будто земля перевернулась, небо задрожало и сверху на мальчика из пустоты посыпались взрослые вороны. Они бросались на него камнями, пытались заклевать, громко каркали. Он закрылся руками и стал плакать.

Я, не раздумывая, напрочь позабыв о страхе и опасности, распахнул дверь и бросился к мальчику, отгоняя яростными громкими криками ворон. Те к моему удивлению очень легко испугались и разлетелись. Я подбежал к мальчику, обнял его и начал успокаивать.

— Всё хорошо, всё прошло.

Тот первое время плакал и дрожал в моих руках, но потихоньку стал успокаиваться. Наконец, спустя пол минуты, он перестал плакать, немного отстранился, поднял лицо и посмотрел мне в глаза. Оказалось, что я обнимаю и успокаиваю толстую тушу взрослого, плачущего Владимира Алексеевича в своём сером костюме.

— Спасибо. — проговорил он.

Я, опешив, убрал руки. Мир завибрировал и поплыл. Владимир Алексеевич спокойно умиротворённо улыбался и, казалось, только его улыбка и осталась ничем нетронутой — всё остальное расплылось и исчезло.


«Точка»
Подняться вверх страницы
Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (вот отсюда).