Долгая дорога

Белизна. Серая клеточка. Много. Темные прожилки… Еще пару мазков… Прямоугольные уголки. Круг.

Канализационный люк чуть приоткрылся и оттуда высунулся длинный нос, который резко стал втягивать в себя воздух, чуть подергиваясь вверх и вниз, а затем, неожиданно чихнул. Люк был отставлен в сторону, и из канализации выполз Снорт. Он присел на задние лапы и стал, щурясь, подозрительно рассматривать белые от снега улицы города. Падали пятиугольные снежинки. Было холодно. Да так, что, если бы у Снорта не была такая хорошая, теплая меховая шубка, он бы точно окоченел… Пусто. Вернее пустынно…

— Чисто, — кинул он в канализацию, и оттуда выползли двое его товарищей.

— Ну, куда дальше, Снорт? — протороторил тот, который был в синей шубке.

— Подожди… Сейчас вспомню…, — спокойно и величаво ответил Снорт.

Все притихли и теперь втроем всматривались в разрушенные улочки и потрепанные здания.

— Сюда! — наконец, изрек Снорт, мотнув мордочкой влево, и побежал в ту сторону. Двое последовали за ним…

— А сколько раз ты его видел? А? Снорт! — спросил тот, что в шубке с красноватым отливом.

— Не помню, — не останавливаясь, небрежно бросил Снорт. — Раза три-четыре…

— А какой он? А? Снорт! — пытался заглянуть ему в мордочку тот, что в синей шубке.

— Ну,… Такой… Аккуратненький, светлый и тяжелый…

— А как же мы его дотащим? Втроем-то…, — спросил первый.

— Ну… А втроем дотащим.

— А как же…? — начал было второй, но Снорт его прервал:

— Тс-с! — и заговорил шепотом. — Мы входим в район эха… Теперь ни слова, а то все обвалится и нас накроет…

— Кроет… кроет… — прошептали стены домов, тем самым припугнув троицу.

Теперь они чуть замедлили шаг и старались идти очень тихо. На мордочках уже, из-за того, что они активно дышали, появились льдинки… А глаза елозили от стенки к стенке… Ветра не было. Снег нежно, тихо поскрипывал под лапами… На мордочке второго можно было прочитать неутолимое желание задать вопрос. Но он терпел…

Прошло несколько минут и Снорт, остановившись, посмотрел на второго.

— Прошли… Ну? Что еще?

— А как же…, — глаза бегали кругами, пытаясь отыскать забытый вопрос. — А как же мы его назад потащим? А? Снорт!

Снорт немного раздраженно вздохнул, затем развернулся и продолжил движение:

— Так и потащим…

Двое устремились за ним.

— А… это эхо?… А? Снорт! — никак не мог уняться второй.

— Ну… эхо, как эхо…

— А если все обвалится? А? Снорт! — продолжал тороторить второй.

— Ну… обвалится, ну и что?!

— А если нам эти встретятся… Ну, про которых ты нам тогда еще рассказывал… А? Снорт!

— Ну… встретятся… обязательно встретятся… ну, и что?

Затем Снорт резко подпрыгнул, в прыжке, молниеносно повернувшись на 180 градусов, а, приземлившись, ощетинился и стал пожирать глазами второго:

— Что?! Увильнуть пытаешься, — резко гаркнул он. — Вождь надеется на тебя! Он избрал тебя, чтоб ты спас племя!…

— Ну, вообще-то нас троих, — спокойно заметил первый.

— А ты хочешь увильнуть?! — продолжал, не обращая внимания на замечание первого, Снорт. Второй сидел на задних лапах и ошарашено глядел на него:

— Нет… нет… Что ты?! Снорт! Я просто думаю, как бы нам назад потом вернуться… Вождь на нас надеется, — лепетал он, — и если мы не сможем вернуться, то…

— То придут другие избранные и смогут вернуться… И деревня снова обретет своего идола и будет спасена! — рявкнул Снорт. — А ты что?! Боишься погибнуть за свой народ? — он прищурил левый глаз и теперь, как будто всматривался в душу второго…

— Нет! Что ты?! — неуверенно пытался убедить тот… — нет… нет… нет-нет-нет, — затороторил тот.

— Тем-то лучше… — презрительно взглянул на него Снорт и продолжил движение… — Сейчас направо…

Они свернули в маленькую заваленную обломками и всяким мусором, а сверху — еще и снегом, улочку и стали пробираться по завалам. Снорт стремительно забирался в какие-то одному ему заметные узкие норки, перепрыгивал разные палки и кирпичи… Двое беспрекословно следовали за ним и тоже лезли в те же норки и перепрыгивали через те же палки и те же кирпичи, попутно переглядываясь и разглядывая все то, что осталось от некогда целых зданий, накрытых колким для глаз снегом.

Наконец, они вышли к каким-то остаткам от парка, в центре которого стоял памятник тучной женщине, окруженной сидящими у ее ног мужчинами.

— Вот, — остановившись, кивнул в сторону памятника Снорт. — Это наши предшественники. Говорят, что мы произошли именно от них. А вот ее, кажется, зовут Екатерина… Очень странное имя…

— А эти кто такие?… А? Снорт! — кивнул на памятник второй.

— Не знаю. Наверно, ее слуги.

— Сколько ж у нее их!… И все железные!!!

— Да… — небрежно бросил Снорт… Ладно, идемте дальше. Вон там впереди большая улица,… — показал Снорт влево, — видите?

— Ага…

— Ага…

— К ней, — все трое продолжили движение.

— Снорт! А? Снорт! — опять начал приставать второй.

— Ну, чего еще?

— А почему ей воздвигли памятник? А? Снорт!

— Я то откуда знаю?! У шамана спроси нашего…

Несколько секунд они молча бежали тяжело вдыхая колкий воздух и активно работая лапами.

— Вот. Теперь направо и до моста.

Ветер. Улица была очень широкой и абсолютно ничем незакаленной — по-видимому, здесь недавно прошел отряд чистильщиков. Из-за этого ветер вольно хлыстал колючим снегом троицу и всячески препятствовал движению. Снорт теперь шел, прищурившись, и значительно медленнее… Первый и второй старались не отставать. Шли они не очень долго, но, естественно, молча. Спустя минут пять, они подошли к большому мосту, местами все еще целому со странной скульптурной группой на левом краю, ближе к ним: человек, сражающийся с каким-то чудовищему… Снорт, ничего не говоря и не показывая, свернул влево. Теперь ветер более-менее поутих, и бежать стало намного легче.

— Снорт! А? Снорт!… — опять заговорил второй.

— Ну… Чего тебе опять надо, кровопийца?

— А почему там такой ветер был?… И что это за чудовище там было?…

— Да что ты привязался ко мне со своими дурацкими вопросами?… Я то откуда это должен знать?

— Ну… Ты же не в первый раз к нему идешь… А? Снорт!…

Он промолчал…

Некоторое время троица бежала молча. Снорт злился на второго за его дезертирские наклонности, а первый и второй боялись сказать что-либо… Они как раз подбежали к странному полукруглому зданию, когда раздался дикий вопль какого-то животного. Снорт резко затормозил и встал как вкопанный. Двое тоже остановились и испуганно стали таращиться на Снорта. Тот принюхивался, подозрительно смотря по сторонам… Вдруг, из-за угла выскочила странная, ужасно лохматая птица с ярко зелеными глазами и, увидев троицу, дико, пугающе замахала крыльями.

— Врассыпную! — громко крикнул Снорт и юркнул в кусты около здания. Первый и второй разбежались в разные стороны: тот, что в красной шубке — назад, откуда троица только что пришла, тот, что в синей, прошмыгнул мимо птицы, чуть левее. Та, неистово крича, ринулась за ним. Сердце готово было выпрыгнуть и бежать впереди второго. Он быстро перебирал лапами, и глазами искал место, где можно было бы спрятаться. Птица дико кричала и не хотела отставать. Она взмахнула крыльями, собираясь взлететь, как, вдруг второй резко прыгнул в сторону и скрылся в темном проеме парадной какого-то обветшалого дома. Сердце продолжало активно биться о стенки грудной клетки, а уши панически вслушивались в то, как птица остановилась, добежала до парадной и, принюхиваясь, зашагала внутрь. Второй уже ощущал, до какой степени близко она стоит, и собирался уже дико завизжать, таким образом, намереваясь спугнуть ее, как, вдруг, в парадную впрыгнул огромный тигр и, прижав лапами птицу, стал вгрызаться в ее грудную клетку. Птица ужасающе вскрикнула и быстро стала терять силы… Второй не выдержал такого зрелища и, выскочив на улицу, со всех ног бросился назад, к круглому зданию. Там его уже ждали Снорт и первый.

— Быстрей! Нам осталось совсем чуть-чуть… — крикнул Снорт и, не давая второму возможности отдышаться, ринулся вдоль реки.

— Снорт! — пытался докричаться запыхавшийся второй. — Мы не добежим… Там еще и тигр был…

— Добежим, добежим, — мягко приободрил Снорт. — Вон впереди мостик… Идол там… Справимся…

Мороз крепчал. Ветер дул сильнее, а троица целенаправленно бежала к никому уже не нужному памятнику маленькой птички.

Затем кто-то все зачеркнул и на большом черном полотне начал рисовать с самого начала… Планета. Еще одна. Еще… Звезды… Солнце… Пусть только на этот раз оно будет зеленым… Да. Все будет другим…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *