Поиск

Боже мой! Как она красива… Лицо, может быть и простое, но когда она улыбается… Нет. Оно не простое. Оно доброе, светлое… Такого личика, без тени зависти и грусти, я еще никогда не видел… Интересно, она улыбается так всем или только мне…? Конечно, только мне.

Да. В этот раз я не ошибся. Наконец, после стольких попыток и лет поисков, мне удалось создать идеал… Правда, она еще не знает…

— Ты…? — Вопросительно протянула она, ожидая окончания начатой мной фразы.

Я еще раз оценивающе взглянул на нее и спокойно продолжил:

— Я управляю всем.

— Чем «всем»?

— Всем.

— Всем?

— Всем.

— Всем-всем-всем?

— Всем-всем-всем.

— И погодой?

— И погодой.

— И природой?

— И природой.

— И людьми?

— В принципе, и ими тоже.

— И мной?

— Можно так сказать.

Она оценивающе взглянула на меня: шучу или на полном серьезе говорю? В моем лице не было ни смешинки.

— Ты уверен?

— Да. Я долго упражнялся и в начале тоже думал, что от меня ничего не зависит… Теперь все иначе.

Вот, попробуй одно из самых важных упражнений, «Созерцание пустоты»…

— Нет, не надо…

— Да тут ничего страшного нет…

— Не-не-не…

— Смотри: встаешь лицом к стенке и стараешься избавиться от ощущения того, что рядом кто-то есть…

— Я не слушаю… — заткнула уши она.

— Забудь про голоса — их на самом деле нет, они — лишь идеи…

Пока я ей рассказывал о том, что есть мир на самом деле, она мне всячески мешала и не хотела понимать то, о чем я ей говорил. Затем, я не выдержал и прервался.

— Ты меня не слушаешь.

— Нет, конечно, — отвела она руки от ушей, видя, что я закончил.

— А почему ты не хочешь меня слушать? Я же говорю правду.

— Извини, — она повернулась ко мне спиной, — просто на речи нормального человека это не похоже… Или ты решил надо мной подшутить, — она чуть прикрыла глаза и стала теребить волосы правой рукой, — и шутка не смешная, или тебе…

Тут образовалась небольшая пауза. Она повернулась ко мне лицом и с горечью в голосе договорила:

— …надо лечиться…

— Нет. Это тебе надо излечиться от болезненного, нездорового влияния людских выдумок…

Она меня перебила… Она не хотела знать правды, она не хотела просвещаться… И лишь сказала, что ей пора идти…

— Но я могу тебе доказать…

— Давай, — сразу же согласилась с неким скепсисом в голосе она. — Пусть все эти люди вокруг нас исчезнут.

Она вызывающе взглянула на меня. Естественно, они сразу же расстворились в белой пленке…, ну, как обычно.

— Все.

— Все? — Она начала смеяться. — Они исчезли? Ты уверен в этом? То есть, этого молодого человека нет? И вот этого тоже… — тыкала она в воздух… — И этой девушки… Может, и меня уже нет?

— Но ведь, ты видишь только то, что тебе преподносит общество на блюдечке с голубой каемочкой… Открой глаза. Оторвись от земли.

Она с сочувствием взглянула на меня, как будто, это я был болен. Как будто, это я был ограничен в своем восприятии. Как будто, только я еще не знал каких-то наипростейших истин.

— Ладно, мне пора идти… Прости меня…

— Хорошо, у меня есть другое доказательство… Я свободен от законов физики… Они на меня не действуют…

Но она уже меня не слушала…

Она ушла.

Наверно, даже цепи ее не удержали бы.

Кажется, я чуть ошибся…

Да.

В следующий раз надо бы получше подготовить человека, и только потом…

Был обыкновенный мартовский день. Светило солнышко. Воздух был прозрачно-чистым, полным свежих запахов и ощущений… Люди смешно скользили по подтаявшей ледяной корочке тротуаров, периодически опрокидываясь на спину, как советские неустойчивые игрушечные солдатики… Все. Кроме него. Он о чем-то думал и совсем забыл, что надо бы поскальзываться, падать и ругаться.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *